Меню Рубрики

Были ли раньше у вас инсульт

По данным Всемирной организации здравоохранения, инсульт занимает второе место в списке причин смертности во всем мире. При этом он все чаще обрастает мифами, и мало кто знает, из-за чего он возникает, как его предотвратить и что делать, если инсульт все-таки случился. «Сноб» собрал девять популярных заблуждений об инсульте, а главный врач реабилитационной клиники «Три сестры» Дмитрий Кухно опроверг их

Нет. На самом деле это осложнение или последствие одного или нескольких хронических заболеваний. Инсульт молниеносен, недаром в прошлом его называли «апоплексический удар». Его можно сравнить со взрывом, который никогда не возникает из ниоткуда. Наиболее частой причиной острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) — так еще врачи называют инсульт — является атеросклероз, болезнь, которая поражает кровеносную систему человека. Она приводит к хрупкости сосудов, лопанью так называемых атеросклеротических бляшек и образованию на месте повреждения бляшки тромбов. Если тромб не растворяется и продолжает расти, то в конце концов он отрывается и уносится по ходу сосуда с артериальным кровотоком. Если тромб закрывает сосуд головного мозга, то происходит инсульт. Атеросклероз ускоряется гипертонией, повышенным содержанием холестерина и сахара в крови.

Это не так. Есть два типа факторов риска, которые приводят к инсульту. Одни называют немодифицируемыми: на них нельзя повлиять. Например, к ним относят пол и возраст. Но другие факторы — модифицируемые — человек вполне может контролировать. Среди них — уровень холестерина и сахара в крови, давление и вес.

По статистике, у мужчин инсульт бывает чаще, чем у женщин, а после 55 лет риск инсульта увеличивается в два раза каждые 10 лет. При этом если следить за давлением, контролировать уровень сахара и холестерина в крови, риск значительно снижается. Этот процесс можно сравнить с ремнем безопасности в машине: если вы пристегнуты, полностью исключить вероятность аварии нельзя, при этом шансов выжить, если она все же произойдет, значительно больше.

Фото: Getty Images

Нет. К сожалению, инсульт может быть даже у детей. Когда ребенок находится в утробе матери, его легкие еще не работают, а в сердце имеется отверстие, через которое поступает кровь. Потом ребенок рождается, начинается кровообращение через легкие, и отверстие закрывается. Но иногда этого не происходит: вместо того чтобы раствориться в легких, венозный тромб попадает через это незаросшее отверстие в артериальную систему кровообращения, а оттуда в головной мозг — в результате происходит инсульт. Поэтому, если отверстие не закрылось само, его закрывают хирургическим путем.

Инсульты случаются и у молодых людей. Как правило, это связано с генетическими особенностями. К инсульту может привести врожденный диабет или повышенное тромбообразование. Но генетика определяет не все. Например, иногда во время родов у женщин очень сильно поднимается давление, и из-за этого тоже может произойти инсульт.

Если вы порежете палец, в организме сразу же запустятся восстановительные процессы. То же и с инсультом. Инсульт не всегда заканчивается параличом, но, даже если часть тела парализована, подвижность можно восстановить. Как правило, 50% двигательной активности после инсульта восстанавливается в первые три месяца, если сразу начать над этим работать. Мы не задумываемся, когда чистим зубы и завариваем чай. Но для человека, пережившего инсульт, даже такие простые действия оказываются сложными. Поэтому уже на начальном этапе крайне важна реабилитация: выполнение определенных упражнений и движений ускорит процесс и сделает его более эффективным. Заключительная часть восстановления начинается спустя год, когда здоровые участки мозга берут на себя функцию погибших. К примеру, та часть мозга, которая отвечает за ногу, может взять на себя функции руки. Конечно, при этом рука не будет такой подвижной, как раньше, но совершать определенные действия сможет.

К счастью, это не так. Бывает и такое, что люди переживают по пять инсультов. В целом же медицина активно развивается, врачебное сообщество становится более образованным и может вовремя определить причины инсульта и назначить необходимую профилактику. Кроме того, существует много просветительских проектов, которые популяризируют эту тему, рассказывают, как распознать инсульт, на что обратить внимание и какую помощь оказать в первую очередь. В совокупности все это приводит к тому, что сегодня повторные инсульты происходят гораздо реже, чем раньше.

6. При симптомах инсульта можно принять таблетку и отлежаться дома, а скорую нужно вызывать только в крайнем случае

Это заблуждение. Оставаться дома нельзя: в конечном итоге это может стоить жизни. По статистике, 30% инсультов смертельны, поэтому своевременная помощь критически важна. К тому же инсульт имеет тенденцию прогрессировать. Можно провести такую аналогию: если вы прищемили палец дверью — это инсульт, а последующий отек — это прогресс инсульта. Соответственно, в первые несколько дней признаки инсульта нарастают, и состояние человека может ухудшаться. Как правило, пациентов в таком состоянии кладут в палаты интенсивной терапии: здесь постоянно следят за их состоянием и оказывают всю необходимую помощь. Кроме того, в 25–30% случаев за одним инсультом следует другой, а чтобы этого не допустить, важна профилактика.

Фото: Getty Images

Это не так. Доказано, что образ жизни влияет на риск возникновения инсульта. Например, курение вызывает ускоренный атеросклероз. Алкоголь в умеренных дозах не повредит, но если им злоупотреблять, может повышаться давление, и в результате есть риск возникновения гипертонического криза. Стресс тоже может спровоцировать возникновение инсульта. Когда человек нервничает, происходит выброс адреналина, учащается сердцебиение и повышается давление.

Для профилактики инсульта важна физическая нагрузка. Она сохраняет эластичность сосудов и увеличивает количество рецепторов, которые захватывают холестерин и сахар, тем самым не давая им повыситься. Именно поэтому людям, страдающим диабетом, часто рекомендуют заниматься гимнастикой.

С этим можно поспорить. Действительно, иногда восстановление происходит с помощью роботов: человека помещают в подвесную систему, закрепляют ремнями, нажимают на определенные кнопки, и робот начинает за него идти. У пациента, который долго лежал, создается иллюзия, будто он может свободно ходить. Но это часто дает обратный эффект. Когда его отсоединяют от системы, оказывается, что он не может пошевелиться, а эйфория и надежда были ложными. Важно, что при инсульте поражена ткань головного мозга, а не конечности. Для восстановления нейрона нужно повторение задачи. Пассивное изменение положения рук и ног без обратной связи не способствует восстановлению двигательной функции. Пациент сам должен прикладывать усилия. Этот процесс можно сравнить с игрой на гитаре: когда вы учитесь, вам нужно самостоятельно и многократно брать аккорды до тех пор, пока вы не получите результат.

Конечно, восстановление двигательных функций крайне важно. Но это еще не все. Представьте, что вы бы ходили в школу, где учат только математике. Вы бы не знали ни языка, ни биологии, ни физики и были бы односторонне развиты.

После инсульта тоже важна междисциплинарная реабилитация. Поэтому ее рекомендуют проходить в специальных центрах, где с пациентом работают сразу несколько специалистов, включая физического терапевта, логопеда и когнитивного психолога, который занимается памятью, мышлением и прагматикой.

Почему это важно? Иногда бывает, что пациент может двигаться, но при этом у него есть проблемы с памятью. Например, он все время забывает выключить газ. Восстановить такие функции как раз помогает когнитивный психолог.

Во время реабилитации крайне важна и работа психолога, который занимается эмоциональным состоянием пациента. Инсульт часто разделяет жизнь на до и после. Люди нередко впадают в депрессию. Психолог учит тому, что инсульт — это не приговор, и помогает найти мотивацию жить дальше.

источник

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Ежегодно от инсульта страдают 450 тыс. человек в мире. Только 15 % из них полностью выздоравливают. Когда случается приступ, важна каждая секунда: чем раньше вы поймете, что это инсульт, а не просто головокружение и слабость, тем быстрее вызовете скорую помощь и повысите шансы человека сохранить здоровье и жизнь.

AdMe.ru прочитал историю пользователя твиттера по имени Pavel Frankov, в которой автор рассказал, как выглядит инсульт глазами того, кто его перенес. Надеемся, что после прочтения данной статьи все мы будем внимательнее относиться к окружающим людям.

Захожу я в бар. Приличный такой питерский бар. Заказываю себе «как обычно» и тут же боковым зрением замечаю необычные движения в отдаленном углу бара. Поворачиваю голову — никого. Ладно, думаю, показалось. Расплачиваюсь, сажусь за столик, делаю небольшой глоток, и снова какие-то движения. Ну сейчас-то точно не показалось! Резко поворачиваюсь вправо, щурюсь, но все равно слишком темно, не разглядеть. Словно туда свет и не попадает вовсе. Ловлю себя на нарастающем волнении.

Подойти и посмотреть? Да ну бред же: я взрослый человек, ничего там нет и быть не может. Просто уставший мозг играет с моей психикой и нагнетает на ровном месте. Сейчас он еще докрутит себя до слуховых галлюцинаций.

Прислушиваюсь, насколько это возможно в гудящем потоке звуков. Похоже, что до слуховых галлюцинаций все же не дошло. Даже немного разочарован. Отпиваю еще глоток, достаю телефон и открываю твиттер: нужно как-то сменить эмоциональный фон и немного расслабиться. Листаю ленту. Ничего интересного.

Случайно включаю видео, но оно звучит только из левого динамика. Кручу головой влево и вправо. И тут до меня доходит, что я ничего не слышу правым ухом. В панике пытаюсь прочистить ухо, но рука совершенно неподъемная, будто не моя вообще. Снова какие-то танцы в боковом зрении. На этот раз отчетливо и ритмично.

Медленно поворачиваю голову: непроглядная темнота сожрала половину зала и плавно растекается завихрениями по стенам. Вихри переплетаются, смешиваются и пульсируют, иногда отдавая темно-красным оттенком. Но почему-то это никого не беспокоит: люди смеются, спорят, звенят бокалами. Значит, я один это вижу, значит, схожу с ума.

Чувствую хлопок по плечу слева. Разворачиваюсь: на меня смотрит человек без лица.
Присматриваюсь и вижу глаза, вижу губы, нос, уши, но не вижу лица целиком. Его губы шевелятся, он произносит какие-то знакомые звуки, но я не в силах понять их значение. Открываю рот, чтобы переспросить, но произношу только длинные гласные. Я не чувствую языка. Ощущаю спиной, как темнота подбирается все ближе.

Мне не было больно, когда темнота поглотила меня. Я не помню, как очнулся. Не помню, как снова научился разговаривать и ходить. Я до сих пор плохо различаю лица, но никогда не забуду этих карих глаз и шевеления губ человека, который вовремя распознал инсульт и вызвал скорую.

История полностью выдуманная и посвящена моим близким, перенесшим инсульт.

Если вы видите «повисшего» человека — попросите его улыбнуться с зубами. Если улыбка получится перекошенной, будто отключена половина лица, звоните в скорую с подозрением на инсульт. Они расскажут, что делать дальше. Вовремя распознанный инсульт может перевести пациента из одной категории в другую.

Вам доводилось оказываться в подобной ситуации, когда человеку рядом с вами становилось плохо и вы не знали, что делать?

источник

«Каждый новый врач говорит, что никакого инсульта у меня быть не может»

Хотя заболевания сердца и сосудов считаются проблемой пожилых людей, они встречаются и в молодом возрасте, даже у тех, кто ведёт здоровый образ жизни. К сожалению, люди, перенёсшие инсульт — острое нарушение мозгового кровообращения — или инфаркт миокарда в молодости, часто сталкиваются с недоверием или даже обвинениями в употреблении наркотиков или допинга: многие не верят, что болезнь может возникнуть «просто так». Мы поговорили с Анастасией Мартыновой о том, как изменилась её жизнь после инсульта в двадцать лет.

Мне двадцать три года, и я работаю исполнительным ассистентом, параллельно веду два проекта: занимаюсь сдачей недвижимости в субаренду в США и отправляю российских моделей работать за границу. Мы с мужем полгода назад уехали из Питера и с тех пор путешествуем в режиме нон-стоп. Сейчас едем зимовать в Сочи — там тепло, а с холодом у меня отношения не очень. Я бодра и болтлива — на первый взгляд, невозможно сказать, что два года назад врачи уверенно пророчили мне остаток жизни в инвалидном кресле.

Я была активным подростком: с шестнадцати лет занималась ушу и по два-три часа в день ходила пешком. В Саратове, откуда я родом, это единственный способ предсказуемо передвигаться, с транспортом вечно какие-то сложности. Как и все, я могла позволить себе выпить с друзьями раз в месяц, но вредных привычек, вроде курения или наркотиков, не было. Моя мама — врач, поэтому вся семья всегда была тщательно обследована, каждый знал о своих особенностях и хронических болезнях.

О том, что у меня могут быть серьёзные проблемы со здоровьем, не было и речи до июня 2015 года. Тогда я только что переехала в Питер к будущему мужу. Однажды утром мы с ним и подругой завтракали, обсуждая заманчивые преимущества жизни в большом городе. Внезапно у меня закружилась голова, и я, не подозревая ни о чём, решила полежать. Когда я села в кровати и взглянула в зеркало, происходящее показалось страшным сном: правый глаз смотрел куда-то вбок, а изображение двоилось. Муж сразу же вызвал скорую. Через пятнадцать минут я уже не могла ходить, как будто сломался какой-то внутренний «уровень» и весь мир повернулся на 45 градусов. Меня это даже немного успокоило — помню, что в любимой книге Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу» была целая глава про такой синдром — а значит, это хотя бы знакомо медицине.

К моменту приезда скорой отнялась левая половина тела, причём не так, как будто я её отсидела, а как если бы мозг просто забыл о ней — будто и не было никогда второй руки и ноги. По приезде в больницу начались галлюцинации. Был забавный случай: во время осмотра я заметила, что восточный рисунок на шали врача двигается, о чём и поспешила сообщить. Врач очень забеспокоилась и засуетилась, ведь на ней не было никакой шали. После этого я потеряла сознание и приходила в него лишь пару раз за вечер, галлюцинируя и принимая пришедших поставить капельницы медсестёр за мужа. Это не самая типичная для инсульта картина, поэтому врачи развели руками и сказали: «Мы не знаем, что с вами. Сделаем всё, что можем, но готовьтесь к худшему».

Читайте также:  Для чего трубка в горле при инсульте

Во время осмотра я заметила, что восточный рисунок на шали врача двигается,
о чём и поспешила сообщить. Врач очень забеспокоилась, ведь на ней не было никакой шали

Как ни странно, диагноз ОНМК — острые нарушения мозгового кровообращения — стал облегчением для всей семьи: поначалу врачи склонялись к рассеянному склерозу или острой нейроинфекции. При таком выборе инсульт звучал как подарок. Диагноз ставили долго и мучительно: на одно только выяснение, что со мной, ушло две недели, куча анализов, штук пять МРТ и усилия десятка врачей. С врачами, кстати, отдельная история: каждый новый специалист говорит, что никакого инсульта у меня быть не может. До сих пор половина времени приёма у любого специалиста околоневрологического профиля уходит на показ снимков МРТ и попытки убедить их в правильности диагноза (не всегда, впрочем, успешные). Как выяснилось, доктора не склонны доверять своим коллегам. Хотя их тоже можно понять, ведь причину инсульта так и не нашли. Самой правдоподобной версией кажется тромб, который забил сосуд в мозгу, а потом исчез. В итоге к ней и пришли за неимением ничего лучшего. Нет ни единой зацепки: я всё ещё абсолютно здоровый человек, только с рубцом внутри головы.

Тем не менее медики разобрались, что у меня случился инсульт, вовремя сделали всё, что нужно, а восстановление пошло семимильными шагами. Уже через день я пришла в сознание, через два могла сама встать на ноги, через три — пройти пару метров. Дольше всего сохранялись косоглазие и двоение в глазах — их пришлось терпеть неделю. После перспективы провести остаток жизни в инвалидном кресле двоение в глазах меня не очень-то пугало, и в свободное от процедур время я подбирала симпатичную пиратскую повязку на глаз в разделе «Карнавал» на ASOS. К счастью, она не понадобилась: зрение восстановилось полностью. Сложнее всего было пережить пару месяцев, когда нельзя было вставать с кровати и гулять; любая нагрузка приводила к ужасной головной боли. Впрочем, этот период я помню только урывками: память после инсульта заметно ухудшилась.

Теперь мне сложно гулять по несколько часов в день и сильные эмоциональные или физические нагрузки (например, кроссфит) мне противопоказаны. Стало сложнее говорить, порой я подолгу вспоминаю нужные слова. Иногда появляется глазная мигрень — это временная потеря части поля зрения. Она пугала только первые пару раз, сейчас я знаю, что это знак — нужно отдохнуть. Пожалуй, стало хуже с какими-то сложными социальными расшаркиваниями, и иногда я могу показаться людям грубой. Юмор стал более детским и примитивным, но это скорее плюс, чем минус: оказывается, многим нравятся шутки про какашки, но все боятся в этом признаться.

Стало сложнее говорить, порой я подолгу вспоминаю нужные слова. Юмор стал более детским и примитивным, но это скорее плюс, чем минус: оказывается, многим нравятся шутки про какашки, но все боятся в этом признаться

Я невероятный везунчик: все, кто лежал со мной в палате, отделались не так легко. У кого-то остались нарушения речи, у кого-то сильно изменилось поведение. В коридоре больницы много людей учатся ходить заново, мучительно, шаг за шагом — и я могу только благодарить бога, что это обошло меня стороной.

Сейчас мне просто нужно прилагать чуть больше усилий, чтобы чувствовать себя хорошо. Ничего суперсложного: не уставать, соблюдать режим сна, спать не менее шести-восьми часов в сутки, хорошо питаться. Ничего такого, чего я бы не делала до инсульта. Но самое главное — нельзя нервничать и переутомляться. Это настоящее искусство, которому я до сих пор не научилась до конца. Только стресс может серьёзно нарушить нормальный уклад моей постинсультной жизни. От переживаний может начаться глазная мигрень или, например, на время пропасть речь. Это очень мотивирует лишний раз не ссориться и не переживать по мелочам. По лекарствам всё просто: нужно всегда иметь при себе запас ингибитора свободнорадикальных процессов, чтобы в случае головной боли или любых странных симптомов принять его. Эти таблетки продаются в каждой аптеке, поэтому с ними ни разу не было каких-то проблем. Перед длительными полётами необходимо принимать аспирин, чтобы исключить риск тромбоза — по этой же причине мне противопоказаны оральные контрацептивы.

Всё время, что я была в больнице, мне не было страшно. У меня удивительные близкие и друзья, я ощущала поддержку со всех сторон, а времени погружаться в мрачные мысли просто не было. Рядом со мной постоянно были мама и муж, каждый день кто-нибудь приходил. Я точно знала, что мне есть на кого положиться, даже при самом плохом раскладе. Наверное, включился какой-то режим заботы об окружающих: я была уверена, что родным гораздо сложнее, чем мне, и поддерживала их, как могла — шутила и улыбалась везде, даже в скорой по пути в больницу.

А вот потом стало тяжелее: смириться с тем, что из здорового и сильного человека ты превратился в пациента, невероятно сложно. В первые месяцы я пыталась делать привычные круговые тренировки и плакала от бессилия, когда не получалось. Сейчас я понимаю, что так напрягаться было ужасно глупо и безответственно, но отрицание есть отрицание. Самое ужасное — это, конечно, страх. Любое головокружение пугало, потому что воспринималось как начинающийся новый инсульт, что уж говорить о безобидных, но пугающих мигренях. Не знаю, как муж пережил столько стресса — я бы, наверное, сломалась. Сейчас, через три года, у меня начались панические атаки на почве пережитого, и я активно с ними воюю, а муж очень мне в этом помогает.

источник

За год в Беларуси инсульт случается более чем у 30 000 человек. Только 10% из них возвращаются к обычной жизни. Врач-невролог Сергей Марченко рассказывает, как определить инсульт и что нужно делать, пока еще не поздно.

– Это острое нарушение кровообращения в головном мозге, которое всегда является вторичным заболеванием. У здоровых людей оно не возникает.

По механизму нарушения кровообращения инсульты разделяют на ишемические (около 85% всех инсультов) и геморрагические. В первом случае сосуд закупоривается тромбом (эмболом), во втором – сосуд разрывается. Деление инсультов по степени тяжести тоже есть, но даже нетяжелый инсульт – это смертельно опасное заболевание.

Симптомы инсульта зависят от локализации в мозге, а не от того, какой именно это инсульт. Если нарушено кровообращение в центре речи, пострадает речь, в двигательном центре – нарушатся движения в руке и (или) ноге.

Для выявления инсульта придуман очень простой тест, который рекомендуют все национальные и международные протоколы. Он называется «Лицо, рука, речь, время», и на его основании сотрудники бригады скорой помощи имеют право ставить диагноз «инсульт».

Лицо: просят пациента улыбнуться или показать зубы. При инсульте происходит заметная асимметрия лица (угол рта с одной стороны «висит»).

Рука: просят пациента поднять и удерживать в течение 5 секунд обе руки на 90° в положении сидя и на 45° в положении лежа. При инсульте одна из рук опускается.

Речь: просят пациента сказать простую фразу. При инсульте у пациента не получается четко и правильно выговорить простую фразу, речь его неразборчива, невнятна.

При наличии хотя бы одного симптома, свидетельствующего о развитии инсульта, необходимо срочно вызвать «скорую» – чем раньше будет оказана помощь, тем больше шансов на восстановление.

Время: очень важно выяснить, когда случился инсульт. Нужно спросить у человека, когда он или окружающие впервые заметили эти нарушения. Если человек не может вспомнить, когда впервые заметил симптомы, мы спрашиваем его близких, когда те в последний раз видели его без них.

Есть понятие «терапевтическое окно» – время, когда можно попытаться полностью восстановить кровообращение. Оно относится к ишемическим типам инсультов, ведь, когда сосуд рвется, нужно не восстанавливать кровоток, а останавливать кровотечение и убирать гематому.

Длительность «терапевтического окна» – не больше 6 часов. Первые четыре с половиной часа закупорку сосуда можно вылечить и медикаментами (т.е. применив тромболизис), и эндоваскулярными способами (применив тромбэкстракцию) – то есть с помощью специальных устройств, которые проводят в артерии головного мозга и извлекают тромб механическим путем. В промежутке 4,5–6 часов возможно только эндоваскулярное лечение.

Успех лечения инсульта целиком и полностью зависит от времени обращения за медицинской помощью. К сожалению, если симптомы не очень ярко выражены, люди часто ждут, когда все само пройдет, а оно не проходит, и иногда становится только хуже.

Конечно. Если вы понимаете, что с вами что-то не так, вы всегда можете улыбнуться себе в зеркало и посмотреть, насколько симметрична улыбка, оценить свою речь, попробовать удержать обе руки. Но все-таки чаще всего инсульты, конечно, диагностируют кому-то. Родственники видят, что с человеком что-то не то.

Когда случается инсульт, что в этот момент происходит с человеком? Он падает в обморок, резко ухудшается состояние?

Возможны все варианты. При закупорке крупного сосуда человек может и сознание потерять, потому что перестает снабжаться кислородом крупный участок мозга. Если сосуд маленький, симптомы могут быть малозаметными, но постепенно становятся более выраженными.

Нет. Симптомы могут быть и все вместе, и какой-то один из них: все зависит от того, насколько крупный сосуд и какая часть мозга пострадали. К тому же важно помнить еще такие нюансы: в тесте говорится только про руку, но слабость может быть и в ноге, у человека могут появиться расстройства координации.

Главное: если у вас внезапно изменилось состояние, не ждите, а сразу обращайтесь за помощью! Это касается не только инсульта, в медицине очень многое зависит от времени: сложно успешно лечить хирургическую патологию, когда боль в животе длится неделю, а кардиологам – инфаркт миокарда при длительности болевого синдрома более 24 часов.

С болезнями, которые вызывают такие же симптомы. Это может быть и опухоль, и травма, и инфекционное поражение мозга (энцефалит, менингит). Все эти болезни опасны, и их в любом случае нужно лечить, а не ждать, пока само пройдет.

Такие симптомы, скорее всего, сами не исчезнут. И даже если они пропадут, к врачу идти обязательно. Есть понятие «преходящее нарушение мозгового кровообращения» – когда неврологические симптомы возникают, но быстро проходят, потому что кровообращение восстанавливается самостоятельно в течение суток. Это тоже очень грозное состояние, предвестник полноценного инсульта.

Можно. Мозг отвечает за все в нашем организме, но при этом имеет функционально незначимые зоны: если инсульт случится в одной из них, симптомы будут малозначительны либо и вовсе незаметны. Такой инсульт часто обнаруживают уже в виде застарелых изменений на томограммах головного мозга.

Вызвать скорую помощь – набрав 103. Уже после уложить его с приподнятым на 30–45 градусов корпусом, обеспечить проходимость дыхательных путей, освободив шею от одежды и очистив полость рта от рвотных масс и инородных предметов, в том числе съемных зубных протезов, в случае бессознательного состояния пациента его необходимо повернуть на бок для профилактики попадания в дыхательные пути слюны, рвоты.

Никакую другую помощь оказывать не стоит: не снижать давление, не давать лекарств. Лечение инсульта зависит от его типа, а установить его может только врач.

Если они незначительные, старайтесь сделать все, чтобы диспетчер скорой медицинской помощи понял, что вы хотите. Если не получается, попробуйте написать кому-нибудь из знакомых, попросите вызвать вам «скорую».

Все равно нужно вызывать скорую медицинскую помощь. У нас вся страна разделена на зоны обслуживания, за любым местом закреплена подстанция скорой помощи, откуда должна приехать бригада и оказать помощь.

Если это совсем глухомань и вы понимаете, что туда ехать будут очень долго, есть смысл погрузить человека в машину и доехать до ближайшего населенного пункта или больницы.

Сейчас в Беларуси идет активная работа по организации региональных сосудистых центров, которые предназначены для оказания помощи пациентам, находящимся примерно в 70-километровой зоне, где должны будут современными способами лечить и инсульты, и инфаркты.

Смертью, инвалидностью или выздоровлением. Статистика исходов инсульта не меняется десятилетиями: 20–30% пациентов умирают в течение года, около 60% остаются инвалидами различных групп и только примерно 10% возвращаются к обычной жизни.

Если бы наши сограждане начали обращаться за помощью своевременно, меньше людей оставались бы инвалидами.

Около 60% пациентов с инсультами, к которым применяли тромболизис или тромбоэкстракцию, выписываются из больницы либо вообще без нарушений, либо с минимальными – это без учета реабилитационного периода. Именно поэтому я так радею за своевременное обращение к врачам: у нас есть все для лечения – знания, навыки и техника.

Чаще всего последствия – это симптомы, от которых не удалось избавиться во время лечения и реабилитации. Они зависят от размера инсульта и его расположения. Сразу предсказать исход инсульта в большинстве случаев сложно.

Конечно, они могут быть, и более того, они часто встречаются. Инсульт – это повреждение мозга, тут даже логические цепочки строить не надо. Например, люди с нарушением речи порой становятся напряженными и чрезмерно активными из-за того, что их не понимают, что они не могут высказать свою мысль. Увы, бывает, люди становятся и неадекватными.

Во-первых, от времени обращения пациента, от того, удалось ли нам восстановить кровоток до гибели большого участка мозга. Когда сосуд перекрывается тромбом (эмболом), участок мозга, который кровоснабжается только этим сосудом, в любом случае погибает (совсем без кислорода мозг живет всего 5-6 минут) – это «ядро инсульта». Окружающие «ядро» участки мозга, имеющие смежное кровоснабжения не только из пострадавшего сосуда, будут испытывать кислородное голодание. И если мы вовремя восстановим кровоток, то они вернутся в обычное состояние и эти участки мозга останутся здоровыми.

Читайте также:  Мрт головного мозга после перенесенного инсульта

Во-вторых, от диаметра закупоренного сосуда: чем он больше, тем больше инсульт, тяжелее симптоматика и лечение.

В «терапевтическое окно» обращается только 30% заболевших, и половина – пациенты с кровоизлиянием в мозг, которых лечат совсем по-другому, к которым тромболизис неприменим. Из этих 30% за 2017 год тромболизис и (или) тромбоэкстракцию удалось применить всего лишь в 4,2% случаев, то есть у каждого восьмого. Остальные лечатся как обычно, к ним не применяют эти современные методы: приезжают они вовремя, но мы находим противопоказания. В таких случаях, увы, кровоток восстановить не получается: люди либо погибают, либо остаются инвалидами.

Вовремя приехать в больницу, удачно пролечиться и активно реабилитироваться. В реабилитацию входят прием лекарств, лечебная физкультура по рекомендации специалиста, посещение логопеда и т.д. Кстати, эффективность восстановления очень повышает поддержка и помощь близких. Как именно вы можете помочь, вам скажет и покажет лечащий врач, главное – заниматься с болеющим.

Лечить нужно все, что нуждается в лечении, любое отклонение в состоянии здоровья. Если у человека после инсульта сформировались нарушения, которые не прошли, с ними не нужно свыкаться – это касается и психики.

К сожалению, у тех, кто перенес инсульт, риск возникновения еще одного увеличивается во много раз, особенно в первый год. Дальше риск уменьшается, но все равно остается высоким. По данным различных публикаций, повторный инсульт возникает у 30–50% пациентов.

Обязательно после лечения соблюдать меры вторичной профилактики инсульта – это прием лекарств, у многих на пожизненной основе, качественное изменение образа жизни, контроль болезни, которая привела к инсульту.

Быть здоровым. Только, к сожалению, с годами это не получается, поэтому первичная профилактика – своевременное выявление хронических и других заболеваний, которые могут привести к инсульту. Для этого у нас в стране хорошо продумана система диспансеризации: для каждого возраста разработан план обследований, который позволяет исключить болезни, характерные для него. Это бесплатно и доступно, главное – дойти до поликлиники, выполнить назначенные обследования, завершить все осмотрами необходимых специалистов. Кроме инсульта существует много других опасных болезней, и их все нужно лечить.

Если нет проблем со здоровьем, нужно исключить курение, злоупотребление алкоголем, начать больше двигаться и правильно питаться.

Болезни, которые встречаются у подавляющего большинства пациентов с инсультом, – это артериальная гипертензия, атеросклероз сосудов головного мозга, нарушение ритма сердца, сахарный диабет. Курение, употребление алкоголя, лишний вес, малоподвижный образ жизни – все это будет способствовать инсульту.

Далеко не всегда можно сказать, из-за чего случился инсульт. Организм может долго приспосабливаться к изменениям, пока они не превышают лимит его возможностей. Атеросклеротическая бляшка может долго расти, но рано или поздно она перекрывает сосуд или, если она нестабильна, отрывается от стенки и перекрывает его.

Чаще всего «спусковым крючком» является скачок артериального давления.

Если у бабушки был инсульт, не обязательно, что он будет и у вас. Но бывает наследственная предрасположенность к хроническим болезням, которые становятся причиной инсульта. Если гипертония есть у вашей мамы, скорее всего, она будет и у вас.

Инсульт случается преимущественно у людей пожилого возраста, тех, кто вышел на пенсию. Но в последние годы отмечается увеличение доли пациентов трудоспособного возраста, современные диагностические возможности позволяют чаще выявлять эту болезнь у молодых людей.

источник

Инсульт молодеет с каждым годом. Всё чаще нарушение мозгового кровообращения происходит у мужчин и женщин до 50 лет. Нашей героине было всего 24 года , когда она попала в нижегородскую больницу с сильнейшей головной болью , которая оказалась предвестником болезни. По счастливому стечению обстоятельств Дарина оказалась на операционном столе вовремя , и врачи сделали всё возможное , чтобы последствия инсульта были минимальными. Дарина рассказала нам , как приступ разделил жизнь надвое и научил радоваться простым вещам.

Инсульт у меня случился 31 января 2019 года. В тот день ничего не предвещало беды. Я вместе с коллегами поехала в картинг-центр. И когда проходила круг на большой скорости , почувствовала невыносимую боль — словно что-то взорвалось в голове. Мне стало плохо , я сжала зубы и подумала: «Главное — не упасть в обморок». После чего потеряла сознание , и мой карт на полном ходу взрезался в ограждение. Минут через двадцать я очнулась. Пока ждали скорую , я сама передвигалась , выходила на улицу , хотя в таких случаях человек должен находиться в горизонтальном положении. Просто окружающие не знали толком , что со мной случилось и что нужно делать. Помню , как ехала на скорой , как долго ждала очереди на прием. Дежурный доктор направил меня в реанимацию , и уже на следующий день врачи приняли решение об операции. У меня был геморрагический инсульт — произошел разрыв артериальной аневризмы. К моему огромному счастью , это случилось прямо во время операции и поэтому последствия инсульта оказались минимальными. Сама операция длилась около шести часов. Врачи сказали моей маме , что шансы выжить — 50 на 50. Когда мы ехали в скорой , я слышала , как фельдшеры обсуждали , куда меня везти. Кто-то предложил в травмпункт , так как предполагалось , что я просто сильно ударилась во время заезда. Но потом все-таки приняли решение везти меня в городскую больницу № 39 , где есть нейрореанимационное отделение. Там работает великолепная команда врачей , которая спасла мне жизнь. Я благодарна нейрохирургам городской больница № 39 Кравцу Леониду Яковлевичу и Смирнову Павлу Васильевичу. Очень им признательна.

Уже после инсульта я проанализировала свое состояние , чтобы разобраться , как это случилось. И поняла , что у инсульта были предвестники. Так , за несколько дней до Нового года мы с подругами собирались в Европу. Накануне я много работала , накопились стресс и усталость , и хотелось поскорее улететь. 26 декабря я вышла из подъезда с тяжелыми сумками и впервые почувствовала резкую головную боль. Когда села в такси , меня затошнило. Но я не придала этому значения: мол , пройдет. Мысли обратиться к врачам не возникло. Мне хотелось спокойно улететь на отдых. Примерно через сутки меня отпустило: голова уже не болела , но все же чувствовался определенный дискомфорт. Прилетев домой , вышла на мороз — и опять голову пронзила резкая боль , подступила тошнота. После этого случая я обратилась к неврологу. Мне сделали МРТ , но никакой патологии не нашли. Врач решил , что боль возникает на фоне остеохондроза шейного отдела , и назначил курс физиотерапии. А через 2 недели случился инсульт.

Тогда я об инсульте практически ничего не знала. Уже потом выяснила , что у бабушки были инсульт и инфаркт. Правда , ей было на тот момент 72 года. Как и многие из нас , я думала , что со мной этого никогда не случится. Нам кажется , что это где-то , когда-то , но в моей жизни никогда не будет. К сожалению , это случается.

То , что происходило в реанимации , я помню смутно. Помню , что перед операцией нужно было подписать документы , а еще сказали , что необходимо побрить голову. Первая реакция: «Нет!» Меня стали убеждать , что это необходимо , поскольку будут делать трепанацию. Так в одну минуту я лишилась густых и длинных , по лопатки , волос. Меня очень поддержали медсестры , работающие в реанимации: говорили , что такая « стрижка» мне тоже очень идет и обещали прийти пить чай , когда переведут в обычную палату. Во время операции повредили мышцу глаза , и некоторое время он сам не открывался , а при открытии смотрел в другую сторону.

Cosmo-гид по мужчинам мира: американцы глазами россиянки , живущей в Нью-Йорке

Когда ты помнишь себя симпатичной девочкой с длинными волосами и пухлыми губами , а после болезни видишь в зеркале лысую девушку со шрамом и с закрытым глазом — это тяжело. Но я достаточно быстро приняла ситуацию. Первая мысль при взгляде на себя была такая: «Как хорошо , что у меня маленький нос и правильная форма черепа!» Вторая: «Хочу устроить фотосессию с лошадьми». И потом эта идея меня очень поддерживала.

Для человека , перенесшего инсульт , невероятно важно участие родных. Благодаря сильнейшей моральной поддержке близких я настроилась на выздоровление. В первую очередь хочу сказать спасибо моей маме Ларисе Михайловне. Еще когда я лежала в реанимации , в голове билась единственная мысль: «Мне надо увидеть маму!» И вот как-то я открываю глаза и вижу , что ко мне в палату с улыбкой заходит мама. С этого времени я успокоилась , сказала себе: «Всё будет хорошо!» — это переломный момент в моей борьбе с болезнью.

После инсульта самыми опасными являются первые две недели , когда ситуация может измениться и человек может в любую минуту умереть. Мама постоянно находилась рядом. Она говорила: «Все будет хорошо». Это ее любимая фраза по жизни. Мама смотрела на меня и улыбалась. Конечно , ей было очень тяжело: когда она выходила из комнаты , то плакала. Но потом возвращалась в палату и заряжала меня. Еще мне очень помогали друзья , во многом благодаря их участию я пошла на поправку. Конечно , накрывало полное отчаяние , но по себе знаю , что физическое восстановление начинается тогда , когда ты настроен выздороветь. Позже я познакомилась с девушками , которые тоже перенесли инсульт в раннем возрасте , 26−30-летние. В беседе мы все сошлись на том , что первым делом нужно восстановиться морально.

Самым тяжелым для меня стало сообщение врачей о том , что в ближайшие полгода мне ничего нельзя. Под запретом оказалось всё , что я любила: кофе , тренировки , перелеты , баня , ванна , минимальное присутствие солнца , вождение автомобиля. До инсульта я была человеком с длинными волосами , которому все можно , а тут ты лысая девочка с закрытым глазом , которой ничего нельзя. Когда ты гиперактивный и постоянно куда-то бежишь в потоке дел , очень тяжело принять такие перемены.

Уже в первую неделю после инсульта я спрашивала врача: «Когда меня выпишут? Мне надо на работу , у меня проекты , они без меня не справятся». Даже мысли не возникало , что здоровье важнее. Это понимание пришло позже , когда я начала осваивать новый для себя образ жизни.

После инсульта у меня было легкое онеменение левой руки и небольшая потеря памяти.

Например , я не могла назвать грушу грушей , так как не помнила это слово. Плюс были сложности с формулировкой: начало брала у одного слова , окончание — у другого.

Чтобы скорее восстановиться , я самостоятельно занималась дома: раскрашивала детские раскраски , выполняла какие-то несложные задания. Книги читала и параллельно слушала аудиозапись , потому что визуальная информация не воспринималась. Такая упорная и конкретная работа шла почти два месяца. К сожалению , не бывает , чтобы последствия исчезли раз и навсегда. Даже сейчас , спустя девять месяцев , у меня периодически проявляются « особенности» мышления. Врачи говорят , что восстановление занимает минимум год.

До болезни я возглавляла отдел маркетинговых исследований. Руководителем я стала в 22 года. Моя работа заключалась в решении проблем. По сути я находилась в постоянном стрессе , всегда на связи. Даже дома я практически каждый вечер открывала ноутбук и продолжала работать. Так было всегда: если мне нравилось какое-то дело , я погружалась в него с головой. Причем неважно , работа это или хобби. Это моя личная ошибка. Постепенно усталость и напряжение накапливались. Ко всему прочему я гиперответственный и очень эмоциональный человек. Думаю , в сумме это и привело к инсульту.

Теперь понимаю: если бы не болезнь , то я так и не вырвалась бы из этого потока и работала до сих пор , не испытывая удовлетворения. Теперь понимаю , что в моей жизни был диссонанс: я хотела одного , а делала другое. Хотелось спокойствия , вести размеренную жизнь и ходить в театр , но я постоянно куда-то бежала , что и привело к таким последствиям.

Я благодарна инсульту за то , что он произошел. Болезнь заставила меня переоценить многие вещи. Я обрела спокойствие. Теперь мне не хочется так отчаянно « рвать» какую-либо работу. Могу « без дела» проводить время , смотреть фильмы , не заглядывая в телефон , просто отдыхать , расслабляться. Теперь я понимаю , насколько ценна сама жизнь. Важно получать эмоции , любить близких и уделять им время , надо путешествовать , знакомиться с новыми людьми , развиваться осознанно и гармонично.

Такое перестраивание тяжело мне дается. Я всегда была человеком , которому нужно всё сейчас и сразу. Попусту терять время для меня совершенно недопустимо. Сейчас я понимаю , что какие-то моменты нужно отпускать и не придавать большого значения негативным ситуациям. Главное — принимать себя такой , какая ты есть , а переживания направлять , например , на добрые дела. Теперь я учусь беречь себя. Мне дан урок , и хватило одного раза. Надеюсь , больше меня учить не станут.

В период восстановления после инсульта иногда казалось , что больше ничего хорошего в жизни не будет , что я никогда не создам семью. Это естественно. Но я настроила себя , что это лишь этап и все пройдет. Сегодняшняя Дарина более улыбчивая , не такая упорядоченная , более расслабленная , более творческая и открытая. Что еще? А , да , у меня появился шрам , и я стала блондинкой , хотя раньше об этом и думать не хотела. Теперь понимаю: ни от чего нельзя зарекаться. Сейчас потихоньку начала заниматься спортом , отращиваю каре , веду « Инстаграм» и ищу дело по душе. Как говорит мама , «тебе можно всё , только аккуратно».

Тем , кто пережил инсульт и восстанавливается сейчас , хочу сказать — не отчаивайтесь. Заряжайте себя хорошими эмоциями , смотрите на людей , которые победили болезнь. Если у вас не будет нужного морального настроя , у вас ничего не получится. Ищите поддержку у своих близких. Общайтесь с людьми , которые заряжают вас на позитив и говорят , что все будет хорошо. Не ленитесь , занимайтесь , проверяйте себя на прочность — каждый день делайте чуть больше , чем вчера. За это вам обязательно воздастся сторицей. Всем читателям желаю крепкого-крепкого здоровья.

Читайте также:  Центр реабилитации после инсульта таганка

источник

Сердечно-сосудистые заболевания долгое время лидируют в рейтинге причин смертности. По оценкам Всемирной организации здравоохранения в 2016 году от болезней сердца умерло 17,9 миллионов человек. Причина 85% всех этих смертей — инфаркты и инсульты. По данным Фонда по борьбе с инсультом (ОРБИ) в России каждые полторы минуты кто-то переносит инсульт.

Весной 2019 года эта статистика перестала быть для журналистки Саши Васильевой абстрактными цифрами — у ее папы случился инсульт. Она рассказывает о том, что папе пришлось пережить, разбирается в видах, признаках и факторах риска инсульта и объясняет, что можно сделать для профилактики.

Мозгу человека, как и всем остальным тканям и органам, нужен кислород и питательные вещества. Они переносятся током крови по артериям.

Жизненно важно, чтобы этот постоянный процесс циркуляции крови не прерывался — клетки мозга (и не только они), оставшись без кислорода, быстро погибают. Состояние, при котором мозговое кровообращение нарушено, называется инсультом.

Основные виды развития событий таковы.

Кровь может не поступать в мозг, потому что артерия, питающая его, частично или полностью заблокирована. Это ишемический инсульт. Он встречается более чем в 80% случаев. Артерию закупоривает сгусток крови — тромб. Он может быть «‎хозяином» этой артерии — возникать там из-за повреждений стенки. Или кровяной сгусток — эмбол — может быть «гостем», примчавшимся из другого места организма. Такой «гость» путешествует по кровеносным сосудам мозга до тех пор, пока не достигнет самого узкого, чтобы в нем застрять.

Другой вид инсульта, геморрагический, происходит, например, когда ослабленный кровеносный сосуд, питающий мозг, разрывается. Иными словами, происходит кровоизлияние в мозг: кровь заливает ближайшие зоны мозга, повреждая их. Те клетки мозга, что расположены за местом разрыва, лишаются кровоснабжения и кислорода и тоже страдают. При ещё одном виде геморрагического инсульта кровь попадает в пространство между мозгом и костями черепа.

Возможен и вариант кратковременного нарушения кровообращения в головном мозге, который также вызывается тромбом. Например, умываясь утром, человек обнаруживает, что половина рта плохо слушается. Он пугается, но пока чистит зубы, все проходит. Или вдруг немеет одна рука — ненадолго, и человек решает, что это случайность, а не симптом.

Такое близкое к инсульту состояние называется транзиторной ишемической атакой. Она обычно проходит за несколько минут, не разрушает клетки мозга, но может быть предвестником грядущего инсульта, потому списывать на случайность подобные симптомы нельзя.

22 мая ночью меня разбудил телефонный звонок от папы. Я удивилась и немного встревожилась: просто «поболтать» папа в такое время бы не позвонил. Его голос был слабым, прерывистым, а речь невнятной. Он сказал: «Саша, мне плохо. Онемела правая сторона тела».

Основные симптомы инсульта по-английски описывают словом F. A. S. T. — для лучшего запоминания последовательности действий.

Face (лицо) — попросите человека улыбнуться. При инсульте один угла рта будет опущен.

Аrms (руки) — попросите поднять обе руки. При инсульте одна рука будет слабее, либо человек и вовсе не сможет ей управлять.

Speech (речь) — попросите человека произнести свое имя или простое предложение из нескольких слов. Речь человека с инсультом покажется вам странной и непонятной.

Time (время) — при любом из этих симптомов, даже если они были временными и уже миновали, нужно немедленно вызывать скорую помощь. Быстрая реакция родных вкупе с действиями врачей дают надежду, что последствия инсульта будут не такими разрушительными.

Кроме того, инсульт также могут сопровождать сильная головная боль, рвота, потеря сознания, судороги, головокружение, общая слабость. Подробнее о симптомах на русском языке можно почитать на сайте фонда ОРБИ.

Когда я приехала, папа лежал на кровати, с головой укрывшись одеялом — ему было холодно. Мы ждали скорую помощь. Папа выглядел очень плохо. Я сидела рядом с ним и не могла заставить себя попросить его улыбнуться для проверки своей догадки — мне было страшно.

Существуют факторы, которые во много раз увеличивают вероятность того, что в вашей жизни случится инсульт. На некоторые из них мы повлиять не можем.

Начиная с 55 лет каждое новое десятилетие удваивает риск инсульта. К сожалению, инсульты могут происходить и в более молодом возрасте — моему папе 52 года, и даже случаться у подростков и маленьких детей (самый высокий риск развития инсульта у детей — во внутриутробном периоде и первые несколько недель жизни).

У мужчин риск инсультов выше, чем у женщин. Но, поскольку у мужчин инсульты, как правило, случаются раньше,то выживают они чаще — у женщин более высокий риск умереть от инсульта.

Также увеличивает риск инсульта и других болезней сердца. Если у кого-то из ваших ближайших родственников (родителей, братьев, сестер) был инсульт, особенно в молодом возрасте, вы тоже можете быть в группе риска.

Среди них — артериальная гипертензия (высокое давление), зависимость от сигарет и пассивное курение, высокий уровень холестерина, ожирение, низкая физическая активность, сахарный диабет, синдром обструктивного апноэ во сне, мерцательная аритмия, атеросклероз, уже перенесенные инсульт, транзиторная ишемическая атака и другие ССЗ.

«Инсульт локализован в стволе головного мозга. Это место, в котором расположены жизненно важные центры — дыхание, сердцебиение», — позже объяснял мне заведующий отделением реанимации.

Кровяное давление — сила, с которой кровь давит на стенки сосудов, проходя по ним. Высокое давление повреждает сосуды и сердце, что во много раз увеличивает вероятность развития инсульта, других ССЗ, почечной недостаточности.

Гипертония является причиной примерно половины всех инсультов и всех случаев ишемической болезни сердца.

Согласно рекомендациям American College of Cardiology и American Heart Association (ACC/AHA), выпущенных в 2017 году, нормальным считается давление ниже 120/80 мм.рт.ст., повышенным — давление 120-129/ниже 80 мм.рт.ст. Люди с повышенным давлением находятся в зоне риска развития гипертонии и всех сопутствующих ей осложнений.

130-139/80-89 мм.рт.ст. — это I степень артериальной гипертензии, больше 140/90 мм.рт.ст. — II степень.

Высокое давление не болит, потому контроль этих показателей — ответственность человека. Подробнее о высоком давлении, правилах его измерения, мифах и лечении, можно прочитать в материале медицинского журналиста Дарьи Саркисян.

Из-за курения в крови снижается количество кислорода, что дает сердцу дополнительную нагрузку, артериальное давление растет. Кровь сгущается, а это повышает риск образования тромбов.

Табак может влиять на уровень холестерина, повышая «плохой» холестерин. Также растет риск развития атеросклероза — заболевания, при котором проходимость артерий сужается, чаще формируются кровяные сгустки.

По данным британской Stroke Association, благотворительной организации, помогающей людям, пережившим инсульт, курение 20 сигарет в день в 6 раз повышает вероятность инсульта.

Высокий уровень липопротеинов низкой плотности («плохого» холестерина) может вызвать накопление холестерина в кровеносных сосудах, что снова возвращает нас к атеросклерозу.

Особенно неконтролируемый, также увеличивает риск развития болезней сердца, в частности инсульта. Высокий уровень сахара может повреждать кровеносные сосуды, делая их тверже и уже.

Вид нерегулярного сердечного ритма, при котором кровь застаивается в предсердия — камерах сердца — и может формировать сгустки. Они, в свою очередь, могут попасть в мозг и вызвать инсульт.

Остановки дыхания во время сна, часто сопровождающиеся храпом. В это время кислород в организм не поступает, а углекислый газ не выводится. Есть несколько объяснений, как это состояние связано с вероятностью инсульта.

Например, синдром обструктивного апноэ во сне может усугублять другие факторы риска инсульта: среди людей с этой проблемой наблюдается повышенная распространенность системной гипертензии, диабета, мерцательной аритмии.

Если человек уже перенес инсульт, к сожалению, высока вероятность повторной катастрофы. В США статистика такова: 795 000 человек, переносят инсульты каждый год, у 185 000 из них нарушение мозгового кровообращения случается не впервые. Как правило, повторный эпизод тяжелее и чаще приводит к смерти, потому что часть мозга уже повреждена.

Мой папа — курильщик с большим стажем. На высокое давление никогда не жаловался, как впрочем, и не измерял его. Накануне инсульта он сдавал анализы для ежегодного медосмотра на работе, результаты я потом показывала врачам реанимации. Уровень общего холестерина был очень высоким — 9, 2 мммоль/л при норме 3-5 мммоль/л.

Внимание к своему здоровью и образу жизни, называемое профилактикой, может предотвратить до 80% инсультов. Главная загвоздка в том, что сложно заниматься профилактикой, когда ничего не болит. Так, по крайней мере, было в ситуации с моим папой.

Что делать, чтобы снизить риск инсульта? Менять образ жизни и влиять на модифицируемые факторы риска: правильно питаться, не курить, не пить много алкоголя, заниматься спортом, следить за своим весом, контролировать диабет, артериальное давление, мерцательную аритмию и другие состояния, повышающие риск.

Рацион должен состоять из большого количества фруктов и овощей, цельнозерновых продуктов, бобовых, орехов, мяса птицы. Потребление красного мяса и других продуктов, богатых, насыщенными жирами, нужно снизить. Избыточное количество соли в рационе повышает артериальное давление, потому относительно безопасная доза соли в день — около 6 г, что примерно равно чайной ложке.

Умеренная физическая нагрузка 150 минут в неделю (быстрая ходьба, танцы, активные игры с детьми или прогулки с домашними животными) будет большим вкладом в профилактику болезней сердца.

Основная задача врачей — восстановить циркуляцию крови в головном мозге человека с инсультом. Так как часть клеток мозга уже погибла, время играет против — чем раньше будет начато лечение, чем больше у человека шансов выжить и иметь при этом меньше разрушительных последствий.

Один из главных методов лечения ишемического инсульта — тромболитическая терапия. Человеку вводят лекарства, которые растворяют тромб. Проводить такое лечение имеет смысл только в первые часы после инсульта.

Лечение геморрагического инсульта сводится к контролю за кровотечением и снижению давления на мозг. Методы зависят от причины инсульта — высокого давления, травмы головы, приема антикоагулянтов — разжижителей крови, тонкого места в стенке кровеносного сосуда — аневризме.

Позже мне сказали, что мы привезли папу вовремя. Ему провели тромболитическую терапию, чтобы удалить тромб, заблокировавший артерию. Но у папы случился отек мозга, и врачи реанимации не давали прогнозов. Говорили лишь, что произойти может все, что угодно.

Последствия инсульта могут быть совершенно разными — зависит от того, сколько времени кровообращение было нарушено, и какие области мозга пострадали. Так, инсульт может вызвать полную или частичную утрату движений в руках и ногах, мышечную слабость, нарушения речи, трудности при глотании и другие проблемы.

У папы пострадала правая сторона тела. Лицо справа словно заморожено, речь порой становится невнятной. Рука и нога не парализованы, но полноценно управлять ими у папы не выходит. Они словно чужие и ощущаются как через вату. Зато любые прикосновения к правой руке папа ощущает болезненно четко.

Согласно статистике, приводимой American Stroke Association, 10% людей, переживших инсульт,восстанавливаются полностью, 25% — с незначительными нарушениями, 40% — получают средние или тяжелые нарушения, требующие особого ухода, 10% — нуждаются в переводе в специализированное учреждение долговременного ухода, 15% — умирают вскоре после инсульта.

К сожалению, катастрофа уже произошла, часть клеток мозга умерла. «Вылечить» и вернуть их к жизни нельзя. Потому реабилитация после инсульта должна быть направлена на то, чтобы полностью или частично восстановить утраченные навыки — соседние области мозга возьмут на себя функции погибших клеток, — и по возможности вернуться к самостоятельной жизни. В идеале, реабилитация должна начинаться после стабилизации состояния — прямо в реанимации или больничной палате.

Реабилитация может включать в себя занятия с разными специалистами, например, инструктором по лечебной физкультуре, логопедом. За рубежом «реабилитационная» команда , помогающая человеку восстановиться после инсульта, очень большая: состоит из невролога, реабилитационной медсестры, диетолога, социального работника и других специалистов.

В России реабилитация развита слабо, в некоторых больницах ее нет почти совсем. После стационара пациентов часто отправляют в санаторий, но и там из-за нехватки знаний, специалистов и оборудования реабилитация редко проводится достаточно активно и в соответствии с современными рекомендациями.

Вместо нее пациентам часто назначают ноотропные препараты в капельницах, инъекциях или таблетках: эффективность этих препаратов после инсульта не доказана, в странах с развитой медициной они не используются, — объясняет кардиолог Артемий Охотин.

Папина реабилитация началась в первый день после перевода из реанимации: его посадили, а затем и поставили на ноги с помощью специальных тренажеров. Их было много, и выглядели они весьма внушительно. Жаль только, что из проведенных в стационаре неврологического отделения двух недель занимался папа на этих тренажерах всего раз пять. Потом нам велели восстанавливаться самостоятельно — с помощью поручней в коридоре.

Главной задачей жизни после инсульта должна стать не только реабилитация, но и профилактика повторного нарушения мозгового кровообращения. По оценкам American Stroke Association, второй инсульт случается у каждого четвертого.

Вероятность повторения оценивается в каждом случае отдельно, важное значение имеет этиология (причина) инсульта. Если ее удается установить, то именно на нее направлена профилактика повторного инсульта: антикоагулянтная терапия при мерцательной аритмии, статины и антиагреганты при атеросклеротических инсультах, гипотензивные препараты при инсульте на фоне артериальной гипертонии.

Если причина инсульта остается неясной, медикаментозная вторичная профилактика нацелена на наиболее вероятный вариант — атеросклероз.

Назначенные лекарства придется принимать постоянно — без отмен, пропусков, точно в той дозировке, которую указал доктор. Любые изменения в лечении нужно согласовывать с врачом.

Отказ от курения, физическая активность, изменение рациона и другие описанные методы профилактики актуальны и для тех, кто уже пережил инсульт.

Причину папиного инсульта пока не выяснили, но назначили препараты, которые теперь нужно будет принимать всегда. Все это «больничное» время папа не курит и, надеюсь, больше никогда не вернётся к этой привычке. Теперь его жизненный план такой: по максимуму восстановиться и главное, избежать повторного инсульта.

Благодарим кардиолога Артемия Охотина за помощь в подготовке текста

источник