Меню Рубрики

Человек не узнает родных после инсульта

Сосудистое слабоумие – одно из самых неблагоприятных вариантов течения хронической ишемической болезни мозга. Наш консультант: Нина Минувалиевна Хасанова,ангионевролог Первой городской больницы г. Архангельска.

Замечено, что это заболевание встречается, как правило, в пожилом возрасте. Причина возникновения слабоумия после инсульта связана с поражением того участка мозга, который отвечает за память или выполнение каких-либо навыков.

Сосудистое слабоумие (деменция) – это сочетание признаков, которые проявляются ухудшением памяти, мышления, снижением возможности выполнения навыков в обычной жизни, что либо прекращает, либо значительно осложняет самостоятельную жизнь больного и его привычную работу.

Сосудистое слабоумие после инсульта – не обязательно появляющийся симптом. Это состояние возникает при выраженном поражении мозговой ткани или в результате повторного инсульта на фоне неконтролируемой артериальной гипертонии.

Если человек после перенесённого инсульта становится апатичным, плаксивым, быстро эмоционально истощается, его умственные способности ухудшаются, он перестаёт интересоваться жизнью семьи, друзьями, это может быть первым признаком наступающего слабоумия, что требует осмотра врача для своевременного назначения лечения.

Начало постинсультной деменции, в отличие, например, от болезни Альцгеймера, бывает острым. К примеру, ещё в среду человек вёл себя обычно, а в четверг утром стал агрессивным, неуправляемым, у него резко ухудшилась память. Очень важно не просмотреть у больного повторный инсульт: он может скрываться за подобным резким ухудшением самочувствия. Поэтому каждая такая ситуация – показание для врачебного осмотра и вызова скорой помощи.

Сосудистое слабоумие как заболевание может протекать и со светлыми промежутками. Эта болезнь как бы послойно стирает те навыки, которые были приобретены человеком на протяжении жизни.

Слабоумие после инсульта обязательно сочетается с ишемической болезнью сердца, сахарным диабетом, артериальной гипертензией. При этом всегда есть изменения в сосудах головного мозга, шеи, глазного дна. Пациенты периодически обязательно должны осматриваться кардиологом для оказания помощи и подбора сопутствующей терапии.

Риск развития постинсультной деменции зависит от того, насколько внимательно родственники или сам больной следит за своим артериальным давлением, уровнем холестерина и липопротеидов низкой плотности и их правильным соотношением, за вязкостью крови, насколько тщательно выполняются все рекомендации лечащего врача.

Рекомендации родственникам пациента с сосудистой деменцией

К сожалению, современная медицина не располагает возможностями эффективного лечения деменции и предотвращения её прогрессирования. Назначаемые лекарственные средства позволяют лишь снять или ослабить отдельные неприятные проявления заболевания, частично замедлить его развитие. Поэтому ведущее значение в оказании помощи больным слабоумием принадлежит повседневному полноценному уходу за ними.

1. постарайтесь предотвратить развитие инфекционных болезней и ухудшение течения соматического заболевания вашего близкого, так как это негативно сказывается на течении деменции;

2. создайте удобную и простую окружающую обстановку: привычные любимые предметы, их расположение. В знакомой обстановке больной чувствует себя наиболее комфортно. Появление в доме незнакомых людей, переезд резко ухудшают его состояние. В комнате, где находится больной, должен быть твёрдо установленный и привычный ему порядок размещения одежды, обуви, других предметов повседневного пользования;

3. контролируйте режим приёма назначенных препаратов. Их нерегулярный приём или передозировка могут резко ухудшить состояние больного.

Необходимо терпение!

Общаясь с близким, больным деменцией, никогда не забывайте, что вы общаетесь с больным человеком, у которого нарушена психика, утрачены многие привлекавшие вас раньше черты характера, изменилось (увы, не в лучшую сторону) поведение. Помните, что на фоне редких временных улучшений, болезнь, как правило, будет усиливаться, состояние больного ухудшится. Прогрессирует изменение личности, ослабевают душевные привязанности к близким и способность к сопереживанию, возрастает ворчливость, упрямство и обидчивость.

В дальнейшем нарушается ориентировка во времени, пространстве, окружающей обстановке. Больные не знают даты, могут потеряться в знакомом месте, не всегда понимают, где находятся, не узнают знакомых и близких людей. И хотя такой человек может сам себя обслужить, справляется с личной гигиеной, но уже теряет навыки пользования повседневными бытовыми приборами, такими как телефон, газовая плита, пульт телевизора и т.д. Тогда его уже нельзя оставлять одного без присмотра.

Сосудистое слабоумие редко достигает степени глубокого тотального распада психики, но со временем больной человек становится тяжёлым бременем для окружающих и родных. Вот несколько выдержек из рассказов родственников о своих близких, больных деменцией.

«После инсульта свекровь очень изменилась, стала недоброй, подозрительной, капризной. Человека просто не узнать! Общее самочувствие у неё сейчас неплохое, она даже выходит подышать на лавочку у подъезда. Соседкам там рассказывает всякие небылицы: то я её собиралась отравить, то мы ей по ночам спать не даём, то запираем в туалете. Муж с ней говорит, стыдит её, но она или отпирается от своих рассказов, даже кричит на него или плачет, что мы её оговариваем. Я как-то я пришла с работы – сильно пахнет газом. Открыт кран горелки на плите. Теперь газ перекрываем, еду оставляем в термосах».

«Положу маме еду, которую тут же едим сами, а она говорит, что не свинья, чтобы такое есть, отшвыривает тарелку. Беру её за руку, чтобы отвести в комнату или на кухню – она начинает дёргаться, кричать, что я её бью. После инсульта уже почти три года мама живёт с нами, но последнее время хочет вернуться домой. Приходится, когда уходим, запирать её на ключ, так как один раз ушла. Мы буквально через 15 минут хватились, а её уже нет! Искали весь вечер, ночь, утро. Обзвонили всех родственников, её знакомых, больницы, морги. Обошли все соседние дворы. Чуть с ума не сошли! Хорошо, в полиции работает знакомый, он-то нам и помог (а заявление о пропаже человека принимают только через три дня). На следующий день в 12 часов её нашли на другом конце города».

«Мама начала сильно заговариваться. То разговаривает с воображаемой женщиной, то меня мамой называет, то сестрой. Совсем перестала читать, часто плачет».

Не пытайтесь в таких случаях переубеждать больных, доказывать свою правоту, взывать к их совести, разуму, логике. Личность человека уже изменена болезнью. Это уже не та мама, свекровь, жена, не тот отец, муж, которого вы знали всю жизнь. Надо просто помнить: всё, что ваш близкий делает и говорит, это не по его злому умыслу, коварству, вредности. Это проявление болезни. Потому постарайтесь терпеливо относиться к его «капризам», «выходкам», будьте внимательны, доброжелательны и чутки в общении с ним, ведь он по-прежнему остаётся вашим родным человеком!

Не забывайте и о том, что деменция относится к тем
заболеваниям, которые необходимо лечить до появления первых признаков, поэтому
наблюдение врача и выполнение рекомендаций по лечению хронических
заболеваний, поражающих сосудистую систему, является залогом качественной
и полноценной жизни в любом возрасте.

Шаги профилактики инсульта

Заканчивая рассказ о последствиях инсульта, хочется ещё раз напомнить: во многих случаях сосудистой катастрофы можно избежать, для этого основное внимание следует уделить профилактике. К наиболее значимым факторам, поддающимся коррекции, относятся артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет, курение, повышенная масса тела, повышенный уровень холестерина.

  • Физические нагрузки – действенный фактор профилактики ожирения, сахарного диабета второго типа, артериальной гипертензии. Во время занятий физкультурой улучшаются свойства крови, снижается риск тромбообразования.
  • Диета, направленная на предупреждение атеросклероза: ограничение продуктов, содержащих холестерин и животные жиры. Употребляйте больше фруктов, овощей и злаков, растительного масла, морской рыбы.
  • Отказ от курения: никотин вызывает сужение сосудов и стимулирует прогрессирование атеросклероза.
  • Контроль артериального давления: артериальная гипертония и атеросклероз – тесно связанные заболевания, поэтому их лечение и профилактику необходимо проводить параллельно.
  • Контроль содержания жиров в крови: нарушение липидного состава крови ведёт к развитию атеросклероза, что повышает риск инсульта.
  • Борьба с сахарным диабетом: это заболеваниесвязано с повышенным риском поражения сосудов и интенсивного развития атеросклероза.

источник

Если человек выжил после инсульта, это уже большая победа. После необходимого лечения наступает долгий период реабилитации всех пострадавших функций организма. В том числе, страдает и память, её тоже необходимо тренировать и восстанавливать. Этот процесс не быстрый и достаточно трудный. Всё зависит от выносливости организма и от того, насколько сильным был приступ.

Инсульт – это иными словами инфаркт мозга. Он возникает по нескольким причинам и имеет две разновидности. Различают ишемический и геморрагический.

В 80% случаев человека поражает первый. Он возникает в результате нарушения мозгового кровообращения. Причинами могут служить тромбы и холестериновые бляшки, которые закупоривают сосуд и не дают на некоторое время крови попасть к мозгу.

При втором виде происходит кровоизлияние в результате лопнувшего сосуда. Обычно он возникает у людей с изношенными артериями, чаще всего заканчивается летальным исходом.

Спровоцировать приступ могут и некоторые заболевания: гипертония, сахарный диабет, остеохондроз, а также наследственность, вредные привычки.

В результате происходит кислородное голодание нейронов мозга. Они отмирают. В зависимости от времени, на которое произошел сбой в снабжении кислородом и от того, какой участок был поражен и насколько велик масштаб поражения, выражаются последствия перенесенного инсульта, ведь каждый отдел в голове выполняет свою функцию.

Справка: В большинстве случаев после «удара» у больных возникает частичный или полный паралич конечностей, либо всей половины тела, правой или левой. Также распространены случаи нарушения речи или полной её потери. Кроме того, нарушение или потеря слуха. Более подробно рассмотрим потерю памяти после инсульта и ответим на вопрос, можно ли ее восстановить.

Различные отделы головного мозга отвечают за запоминание различной информации. То есть, за логику и слова отвечает лобная часть, генетику обеспечивает так называемый таламогипоталамический комплекс, за навыки – лимбическая система. От того, где расположен очаг разрушения нейронов мозга, зависит, какая разновидность памяти пострадала. При запоминании нейроны обмениваются сигналами между собой. После инсульта образуются участки отмерших нейронов, поэтому полноценный обмен между ними невозможен.

Также, учеными доказано, что левое полушарие отвечает за логику, причинно-следственные связи, запоминает правильную последовательность явлений и действий.

А правое полушарие отвечает за эмоции, воображение, информацию, которую вы видим глазами.

Поэтому, какой именно отдел памяти пострадал, зависит от того, какое полушарие мозга пострадало от нехватки кислорода.

Случается, что больной не узнает своих родственников и не помнит кто он. Но более серьезная проблема, когда теряется долгосрочная память.

Человек не может запомнить события, которые происходили несколько минут назад.

По «сроку хранения» в нашей голове, различают оперативную память, которая необходима определенное количество времени. Например, вам необходимо съездить по определённому адресу. Вы посетили данное место, всё, информация больше не актуальна, вы её забываете.

Кратковременная — забывается, если не повторять её. Например, незначительное для вас сообщение в программе новостей по телевизору.

Долгосрочная – это хранение информации неопределенное количество времени. Например, день рождения мамы.

После приступа могут страдать как все виды памяти, так и один из них. Часто возникает ситуация, когда больной не помнит, что с ним было до инфаркта мозга, как он жил.

Также распространены ситуации, когда человек не может запомнить простые вещи. Например, имя медсестры, которая его лечит, какой сейчас месяц и тому подобное.

Еще по типу потери принято делить на вербальную, визуальную и сосудистую деменцию. Первый тип связан с забыванием слов, цифр. Второй – с не запоминанием лиц и окружающей обстановки, третий – и то и другое.

Не запоминание новой информации связано с тем, что нарушен правильный процесс её запоминания, который был до болезни. Необходимо использовать дополнительные методы.

Важно! Чем раньше вы начнете работать над восстановлением, тем больше у вас шансов на успех.

Процесс возврата способности запоминать достаточно трудный. Полная реабилитация больного отмечена в 70% случаев. Успех зависит от нескольких аспектов:

  1. Квалифицированная помощь;
  2. Возраст;
  3. Пол;
  4. Насколько велик очаг поражения нейронов.

Первые успехи наступают в течение первых 2-3недель после проведения интенсивных медицинских мероприятий. Далее до полного возвращения к нормальной жизни придется ждать месяцы и даже годы. Главное – постоянно работать над собой, интенсивно тренироваться.

Больной восстанавливается только с помощью упражнений. Без них не помогут никакие лекарства.

Необходимо начинать с самых простых упражнений. День за днем накапливается всё больше информации.

В течение дня несколько раз повторяйте простые вопросы: как зовут того или иного человека, животного, как называется предмет, какой сейчас год, месяц, день, время года.

Важно! Наберитесь терпения. Подбадривайте больного. Не злитесь, если что-то не получается.

Визуальные упражнения хорошо развивают воображение. Для этого показывайте яркие несложные картинки, рисунки, фотографии. Пусть больной внимательно их изучит в течение 10-15 минут. Затем попросите рассказать, что было изображено.

Ассоциации. Показывайте различные предметы и спросите, с чем они ассоциируются. В первые несколько раз можно подсказать, затем больной должен попытаться вспомнить что-то своё. Например, это будет личная вещь, ранее очень любимая. Допустим, кружка, часы, ручка, брелок и тому подобное.

Совместное чтение. Читайте больному его любимые книги, попросите потом пересказать, что было прочитано. Не стоит выбирать для прочтения новостные ленты, криминальную хронику. Можно взять научно-популярную статью, заметки о природе, животных, путешествиях.

Игра в города очень хорошо тренирует, у некоторых в голове возникают образы тех мест, которые когда-либо посещали лично, или интересовались. У кого-то всплывают воспоминания из уроков в школе или даже географические карты.

Заучивание. Это необходимое упражнение. Оно подготовит к дальнейшей самостоятельной жизни. Напишите список фамилий, имен ближайших родственников и друзей, номера их телефонов. Эти данные хорошо учить по настроению, так лучше запоминается. Между делом хорошо учить небольшие стихи, пытаться проговаривать скороговорки.

Разгадывание кроссвордов и ребусов. Это отлично развивает логику. Можно начать с детских маленьких сканвордов, постепенно переходя к более сложным, в зависимости от успехов. Важно, чтобы был виден результат для самого больного. Психологически положительно влияют все заполненные отгаданные поля.

Записывать. Если у больного нет проблем с конечностями, нет паралича, то заведите блокнот, в котором записывайте всю информацию, которую он считает нужным запомнить.

Предлагаем Вам посмотреть интересное видео по теме:

Читайте также:  Какие обезболивающие можно принимать при инсульте

Для родственников конечно болезнь дорогого человека тоже сильное потрясение, но надо запастись терпением и посильно помогать восстановить утраченное в результате инсульта. Рекомендации по поведению:

  • Если у больного сразу не получается сделать что-то или вспомнить, не ругайте его, это сильно занизит самооценку и приведет к тому, что у больного не будет желания работать над собой;
  • Люди, перенесшие «удар», часто капризные. Нужно их подбадривать, настраивать на то, что всё у них получится, нужно лишь время и упорство;
  • Посидите в любимой домашней обстановке, расскажите любимые истории. Важно как можно больше положительных эмоций;
  • Посмотрите семейный альбом с фотографиями. Расскажите, кто на них изображен, постарайтесь вместе подумать, где и когда они было сделано фото;
  • Полезны совместные прогулки или даже выезды на природу, на дачу, на рыбалку, за грибами или ягодами. Всё то, что любил больной до инсульта;
  • Обеспечьте здоровое и правильное питание;
  • Чаще бывайте на свежем воздухе и проветривайте помещение;
  • Благоприятное воздействие после болезни оказывает общение с животными. Если нет кота, заведите. Хорошо себя зарекомендовали и лошади, так называемая, иппотерапия;
  • Можно поручать выполнять несложные домашние дела, чтобы ваш близкий не чувствовал себя беспомощным и обузой.

Восстановление после приступа – это ежедневный труд. В нём не должно быть перерывов. Не пускайте ситуацию на самотек. Помимо упражнений, направленных на восстановление памяти, нужно принимать прописанные ему лекарства строго по предписанию врача. Обычно это не менее двух месяцев медикаментозной терапии. Также каждый день тренируйте мышцы. Только в комплексе возможна победа над недугом.

источник

Инсульт молодеет с каждым годом. Всё чаще нарушение мозгового кровообращения происходит у мужчин и женщин до 50 лет. Нашей героине было всего 24 года , когда она попала в нижегородскую больницу с сильнейшей головной болью , которая оказалась предвестником болезни. По счастливому стечению обстоятельств Дарина оказалась на операционном столе вовремя , и врачи сделали всё возможное , чтобы последствия инсульта были минимальными. Дарина рассказала нам , как приступ разделил жизнь надвое и научил радоваться простым вещам.

Инсульт у меня случился 31 января 2019 года. В тот день ничего не предвещало беды. Я вместе с коллегами поехала в картинг-центр. И когда проходила круг на большой скорости , почувствовала невыносимую боль — словно что-то взорвалось в голове. Мне стало плохо , я сжала зубы и подумала: «Главное — не упасть в обморок». После чего потеряла сознание , и мой карт на полном ходу взрезался в ограждение. Минут через двадцать я очнулась. Пока ждали скорую , я сама передвигалась , выходила на улицу , хотя в таких случаях человек должен находиться в горизонтальном положении. Просто окружающие не знали толком , что со мной случилось и что нужно делать. Помню , как ехала на скорой , как долго ждала очереди на прием. Дежурный доктор направил меня в реанимацию , и уже на следующий день врачи приняли решение об операции. У меня был геморрагический инсульт — произошел разрыв артериальной аневризмы. К моему огромному счастью , это случилось прямо во время операции и поэтому последствия инсульта оказались минимальными. Сама операция длилась около шести часов. Врачи сказали моей маме , что шансы выжить — 50 на 50. Когда мы ехали в скорой , я слышала , как фельдшеры обсуждали , куда меня везти. Кто-то предложил в травмпункт , так как предполагалось , что я просто сильно ударилась во время заезда. Но потом все-таки приняли решение везти меня в городскую больницу № 39 , где есть нейрореанимационное отделение. Там работает великолепная команда врачей , которая спасла мне жизнь. Я благодарна нейрохирургам городской больница № 39 Кравцу Леониду Яковлевичу и Смирнову Павлу Васильевичу. Очень им признательна.

Уже после инсульта я проанализировала свое состояние , чтобы разобраться , как это случилось. И поняла , что у инсульта были предвестники. Так , за несколько дней до Нового года мы с подругами собирались в Европу. Накануне я много работала , накопились стресс и усталость , и хотелось поскорее улететь. 26 декабря я вышла из подъезда с тяжелыми сумками и впервые почувствовала резкую головную боль. Когда села в такси , меня затошнило. Но я не придала этому значения: мол , пройдет. Мысли обратиться к врачам не возникло. Мне хотелось спокойно улететь на отдых. Примерно через сутки меня отпустило: голова уже не болела , но все же чувствовался определенный дискомфорт. Прилетев домой , вышла на мороз — и опять голову пронзила резкая боль , подступила тошнота. После этого случая я обратилась к неврологу. Мне сделали МРТ , но никакой патологии не нашли. Врач решил , что боль возникает на фоне остеохондроза шейного отдела , и назначил курс физиотерапии. А через 2 недели случился инсульт.

Тогда я об инсульте практически ничего не знала. Уже потом выяснила , что у бабушки были инсульт и инфаркт. Правда , ей было на тот момент 72 года. Как и многие из нас , я думала , что со мной этого никогда не случится. Нам кажется , что это где-то , когда-то , но в моей жизни никогда не будет. К сожалению , это случается.

То , что происходило в реанимации , я помню смутно. Помню , что перед операцией нужно было подписать документы , а еще сказали , что необходимо побрить голову. Первая реакция: «Нет!» Меня стали убеждать , что это необходимо , поскольку будут делать трепанацию. Так в одну минуту я лишилась густых и длинных , по лопатки , волос. Меня очень поддержали медсестры , работающие в реанимации: говорили , что такая « стрижка» мне тоже очень идет и обещали прийти пить чай , когда переведут в обычную палату. Во время операции повредили мышцу глаза , и некоторое время он сам не открывался , а при открытии смотрел в другую сторону.

Девушка в саркофаге: как я живу с клаустрофобией и агорафобией

Когда ты помнишь себя симпатичной девочкой с длинными волосами и пухлыми губами , а после болезни видишь в зеркале лысую девушку со шрамом и с закрытым глазом — это тяжело. Но я достаточно быстро приняла ситуацию. Первая мысль при взгляде на себя была такая: «Как хорошо , что у меня маленький нос и правильная форма черепа!» Вторая: «Хочу устроить фотосессию с лошадьми». И потом эта идея меня очень поддерживала.

Для человека , перенесшего инсульт , невероятно важно участие родных. Благодаря сильнейшей моральной поддержке близких я настроилась на выздоровление. В первую очередь хочу сказать спасибо моей маме Ларисе Михайловне. Еще когда я лежала в реанимации , в голове билась единственная мысль: «Мне надо увидеть маму!» И вот как-то я открываю глаза и вижу , что ко мне в палату с улыбкой заходит мама. С этого времени я успокоилась , сказала себе: «Всё будет хорошо!» — это переломный момент в моей борьбе с болезнью.

После инсульта самыми опасными являются первые две недели , когда ситуация может измениться и человек может в любую минуту умереть. Мама постоянно находилась рядом. Она говорила: «Все будет хорошо». Это ее любимая фраза по жизни. Мама смотрела на меня и улыбалась. Конечно , ей было очень тяжело: когда она выходила из комнаты , то плакала. Но потом возвращалась в палату и заряжала меня. Еще мне очень помогали друзья , во многом благодаря их участию я пошла на поправку. Конечно , накрывало полное отчаяние , но по себе знаю , что физическое восстановление начинается тогда , когда ты настроен выздороветь. Позже я познакомилась с девушками , которые тоже перенесли инсульт в раннем возрасте , 26−30-летние. В беседе мы все сошлись на том , что первым делом нужно восстановиться морально.

Самым тяжелым для меня стало сообщение врачей о том , что в ближайшие полгода мне ничего нельзя. Под запретом оказалось всё , что я любила: кофе , тренировки , перелеты , баня , ванна , минимальное присутствие солнца , вождение автомобиля. До инсульта я была человеком с длинными волосами , которому все можно , а тут ты лысая девочка с закрытым глазом , которой ничего нельзя. Когда ты гиперактивный и постоянно куда-то бежишь в потоке дел , очень тяжело принять такие перемены.

Уже в первую неделю после инсульта я спрашивала врача: «Когда меня выпишут? Мне надо на работу , у меня проекты , они без меня не справятся». Даже мысли не возникало , что здоровье важнее. Это понимание пришло позже , когда я начала осваивать новый для себя образ жизни.

После инсульта у меня было легкое онеменение левой руки и небольшая потеря памяти.

Например , я не могла назвать грушу грушей , так как не помнила это слово. Плюс были сложности с формулировкой: начало брала у одного слова , окончание — у другого.

Чтобы скорее восстановиться , я самостоятельно занималась дома: раскрашивала детские раскраски , выполняла какие-то несложные задания. Книги читала и параллельно слушала аудиозапись , потому что визуальная информация не воспринималась. Такая упорная и конкретная работа шла почти два месяца. К сожалению , не бывает , чтобы последствия исчезли раз и навсегда. Даже сейчас , спустя девять месяцев , у меня периодически проявляются « особенности» мышления. Врачи говорят , что восстановление занимает минимум год.

До болезни я возглавляла отдел маркетинговых исследований. Руководителем я стала в 22 года. Моя работа заключалась в решении проблем. По сути я находилась в постоянном стрессе , всегда на связи. Даже дома я практически каждый вечер открывала ноутбук и продолжала работать. Так было всегда: если мне нравилось какое-то дело , я погружалась в него с головой. Причем неважно , работа это или хобби. Это моя личная ошибка. Постепенно усталость и напряжение накапливались. Ко всему прочему я гиперответственный и очень эмоциональный человек. Думаю , в сумме это и привело к инсульту.

Теперь понимаю: если бы не болезнь , то я так и не вырвалась бы из этого потока и работала до сих пор , не испытывая удовлетворения. Теперь понимаю , что в моей жизни был диссонанс: я хотела одного , а делала другое. Хотелось спокойствия , вести размеренную жизнь и ходить в театр , но я постоянно куда-то бежала , что и привело к таким последствиям.

Я благодарна инсульту за то , что он произошел. Болезнь заставила меня переоценить многие вещи. Я обрела спокойствие. Теперь мне не хочется так отчаянно « рвать» какую-либо работу. Могу « без дела» проводить время , смотреть фильмы , не заглядывая в телефон , просто отдыхать , расслабляться. Теперь я понимаю , насколько ценна сама жизнь. Важно получать эмоции , любить близких и уделять им время , надо путешествовать , знакомиться с новыми людьми , развиваться осознанно и гармонично.

Такое перестраивание тяжело мне дается. Я всегда была человеком , которому нужно всё сейчас и сразу. Попусту терять время для меня совершенно недопустимо. Сейчас я понимаю , что какие-то моменты нужно отпускать и не придавать большого значения негативным ситуациям. Главное — принимать себя такой , какая ты есть , а переживания направлять , например , на добрые дела. Теперь я учусь беречь себя. Мне дан урок , и хватило одного раза. Надеюсь , больше меня учить не станут.

В период восстановления после инсульта иногда казалось , что больше ничего хорошего в жизни не будет , что я никогда не создам семью. Это естественно. Но я настроила себя , что это лишь этап и все пройдет. Сегодняшняя Дарина более улыбчивая , не такая упорядоченная , более расслабленная , более творческая и открытая. Что еще? А , да , у меня появился шрам , и я стала блондинкой , хотя раньше об этом и думать не хотела. Теперь понимаю: ни от чего нельзя зарекаться. Сейчас потихоньку начала заниматься спортом , отращиваю каре , веду « Инстаграм» и ищу дело по душе. Как говорит мама , «тебе можно всё , только аккуратно».

Тем , кто пережил инсульт и восстанавливается сейчас , хочу сказать — не отчаивайтесь. Заряжайте себя хорошими эмоциями , смотрите на людей , которые победили болезнь. Если у вас не будет нужного морального настроя , у вас ничего не получится. Ищите поддержку у своих близких. Общайтесь с людьми , которые заряжают вас на позитив и говорят , что все будет хорошо. Не ленитесь , занимайтесь , проверяйте себя на прочность — каждый день делайте чуть больше , чем вчера. За это вам обязательно воздастся сторицей. Всем читателям желаю крепкого-крепкого здоровья.

источник

Инсульт – это серьезный удар и для самого пациента, и для его родных. Можно ли после инсульта вернуться к нормальной жизни? И как предотвратить его повторение?

Инсульт — это сигнал к тому, чтобы изменить свою жизнь, восстановить и сохранить здоровье. «Считайте, что это ваш второй шанс», — говорит Александр Атяшев, врач-невролог клиники «Медикейт». Как восстановиться после инсульта и что могут сделать родственники, чтобы принести пациенту максимальную пользу в период реабилитации?

Александр Атяшев.

— Александр, что происходит в организме во время инсульта и почему такими серьезными бывают его последствия?

— Инсульт — это острое нарушение мозгового кровообращения, когда прекращается кровоснабжение какого-либо участка головного мозга. Кровоснабжение нарушается — и происходит повреждение или гибель клеток мозга, а это ведет к нарушению какой-либо функции организма — речи, движения в конечностях, умственных способностей, внимания, памяти

— Почему нарушается мозговое кровообращение?

— Инсульт возникает либо из-за блокады кровеносного сосуда, который снабжает мозг (ишемический инсульт), либо при разрыве кровеносного сосуда в мозге (геморрагический инсульт).

Блокада сосуда может быть вызвана образованием атеросклеротических бляшек (жировых отложений) или тромбом, который попадает в кровоток и вызывает закупорку артерии.

Разрыв сосуда при геморрагическом инсульте обычно происходит в размягченной стенке артерии: кровь вытекает, накапливается, что приводит к сдавливанию мозговой ткани и повреждению клеток. В обоих случаях в результате недостатка кислорода часть клеток мозга в очаге инсульта погибает, а часть повреждается.

В течение нескольких минут человек теряет способность рассуждать, говорить, двигать руками или ногами.

— Какие симптомы свидетельствуют об инсульте?

— Есть простейший тест, который поможет родственникам распознать инсульт. Нужно попросить его совершать всего три действия: улыбнуться, поднять обе руки и назвать свое имя. Если при улыбке опущен уголок рта, если человек не может поднять руки из-за того что одна из них ослабла, а имя произносит неразборчиво — срочно вызывайте скорую помощь.

Читайте также:  Задачи и методика лфк при инсульте

Помните: при ишемическом инсульте для эффективного удаления блокады сосуда (тромба) есть только 4,5 часа, пока клетки поврежденного участка полностью не погибли.

Также признаками инсульта могут быть:

внезапное онемение лица, рук, ног, слабость в конечностях,

внезапное нарушение сознания, потеря способности говорить, затрудненная речь, потеря способности понимать смысл чужих слов,

внезапное нарушение зрения на один или оба глаза,

внезапное нарушение походки, головокружение, потеря равновесия,

внезапная сильная головная боль по неизвестной причине,

внезапная тошнота, боль в области лица или конечностей, общая слабость (чаще у женщин).

— Почему так важно обратиться за медицинской помощью в первые часы после инсульта?

— Инсульт — это неотложное состояние. Только в первые 3−5 часов медицинская помощь наиболее эффективна: это так называемое терапевтическое окно, во время которого лечение может восстановить поврежденные клетки мозга и минимизировать последствия инсульта. Если вовремя не обратиться за помощью, клетки погибнут безвозвратно, и дальнейшее лечение будет направлено только на приспособление к жизни с учетом имеющихся нарушений.

— Чем микроинсульт отличается от обычного инсульта? Он так же опасен и тоже требует лечения?

— Микроинсульт, или транзиторная ишемическая атака (ТИА), — это временное нарушение кровоснабжения части головного мозга, то есть предвестник инсульта. Во время ТИА человек может испытывать некоторые или все вышеописанные симптомы.

Особенность микроинсульта в том, что эти симптомы обычно выражены несильно и быстро проходят — наутро человек может чувствовать себя прекрасно.

Но отнеситесь к ним серьезно — обязательно вызывайте «скорую»! От этого зависит ваше здоровье и жизнь.

— Когда можно начинать реабилитацию после инсульта?

— После завершения лечения острейшей фазы, то есть фактически в первые сутки после инсульта. Даже если больной пока лежит, он может и должен двигаться — поворачивать голову, шевелить руками-ногами, пытаться садиться.

Даже с лежачими больными можно и нужно делать пассивные упражнения.

Программа реабилитации начинается уже в больнице и продолжается дома (или же в санатории, медицинском центре). Каждый день после инсульта — это работа на пути к восстановлению.

— Что должно быть первым шагом в процессе восстановления?

— Прежде всего нужно работать над правильным положением тела — позиционированием: это облегчает восстановление двигательных способностей, предотвращает мышечные травмы, контрактуры, уменьшает боли. Главные принципы позиционирования:

  1. поддерживать максимально возможную симметричность ключевых точек (плечи, лопатки, таз), держать в правильном положении голову, плечи, бедра.
  2. золотое плавило — пациент лежит на любом боку, но не на спине.
  3. не игнорировать неподвижную часть тела. Тумбочку у кровати больного ставят с пораженной стороны, чтобы при движении, например, за кружкой пациент тянулся через больную сторону и задействовал ее. Учитесь использовать вашу слабую руку — для опоры, поддержки, открывания двери, включения света. Важно развить устойчивую привычку пользоваться слабой рукой, насколько это сейчас возможно.

— Нужна ли пациенту лечебная физкультура?

— Обязательно. ЛФК необходима для восстановления навыков движения и подготовки к тому моменту, когда вы сможете более полноценно двигаться. В результате регулярных упражнений растянутся укороченные мышцы кисти, предплечья, задней поверхности ног, активизируются ослабленные мышцы рук, увеличится амплитуда движений, улучшится равновесие сидя и стоя. Если у пациента нарушена речь, необходимы артикуляционные упражнения (для языка, губ, мышц нижней челюсти, мимических мышц). Нужна вестибулярная гимнастика для восстановления координации движений, упражнения для реабилитации при двигательных нарушениях. Освоив эти упражнения под руководством врача, вы сможете делать их дома — сначала с помощью родственников, потом самостоятельно. Главное — регулярность: 5−6 раз в неделю, по 30−40 минут в день.

Совет родным пациента: разумно относитесь к его жалобам и не разрешайте ему поддаваться лени и унынию.

Больной в таком состоянии чаще всего настроен лежать, но ваша задача — настаивать на том, чтобы он двигался. Адекватно оценивайте его состояние, и если он может дойти до туалета сам, не ставьте биотуалет возле кровати. Если пациент в силах есть самостоятельно, не кормите его с ложки.

— Как нужно подготовить дом для пациента после инсульта? И какие дополнительные приспособления ему потребуются?

— Пока пациент восстанавливает повседневные навыки, необходимые для самостоятельного обслуживания себя, пока он с трудом двигается, необходимо обеспечить ему безопасность перемещений. Для этого:

  • уберите ковры и лежащие на полу провода, чтобы пациент не споткнулся. Убедитесь, что все пути, которые использует больной, свободны для прохода и хорошо освещены.
  • оборудуйте кровать поручнями, чтобы он мог присаживаться
  • в ванной прикрепите специальные вертикальные перила, за которые пациент сможет держаться,

Специальные приспособления — стульчик на унитаз, сиденье для ванны — облегчат жизнь пациента дома.

  • установите в ванну или душевую кабину сиденье, чтобы больной мог мыться сидя,
  • поднимите высоту туалета с помощью прикроватного стула,
  • когда больной учится ходить, купите для него ходунки, впоследствии — трость.

— После инсульта у людей часто нарушается речь. Ее можно восстановить?

— Да, восстановлению функций речи помогает артикуляционная гимнастика, о которой я говорил выше, а также занятия с логопедом, но главное — общение с близкими людьми, то есть ежедневная практика речи. Нарушения речи могут быть двух видов — афазия (пациенту трудно понимать слова и выражать свои мысли) и дизартрия (понимание есть, но нарушено произношение и плавность, четкость речи). Общие правила:

  • задавайте вопросы, на которые пациент может ответить «да» или «нет».
  • говорите медленно и четко, давайте больному время, чтобы ответить, не говорите за него.
  • будьте терпеливы и последовательны. При регулярных занятиях со временем обязательно наступит улучшение.

— Чем нужно кормить человека после инсульта?

— У больных с инсультом часто возникает проблема нарушенного глотания — дисфагия, при этом есть риск нарушения проходимости пищевода и аспирации (проникновения инородных тел в легкие). Она может стать причиной удушья, инфекционных заболеваний, пневмонии. Таких пациентов нужно кормить, строго соблюдая рекомендации: только в положении сидя с опорой под спину, с поворотом в здоровую сторону в момент проглатывания, только небольшим количеством пищи.

Лучше всего переносится полужесткая пища — запеканка, густой йогурт, протертые овощи и фрукты, жидковатые каши.

Твердую и жидкую пищу давайте в разное время. Исключите из рациона продукты, часто вызывающие поперхивание, — хлеб, печенье, орехи и пр.

— К каким еще нарушениям приводит инсульт?

— При инсульте могут быть повреждены участки мозга, которые отвечают за процессы обучения, понимания, общения. Часто наблюдается ухудшение памяти, проблемы с восприятием: человек не осознает, что функции его тела нарушены, он не узнает знакомые предметы, людей, он может игнорировать какую-то часть тела. Со временем при правильной терапии утраченные навыки будут восстанавливаться, но это процесс небыстрый.

Дома можно и нужно упражнять память и внимание: расспрашивать пациента о том, что он делал/видел вчера, рассматривать семейный альбом, разгадывать загадки, вспоминать схожие предметы по форме, цвету,

Еще один важный момент — настроение пациента. Человек испытывает уныние, пустоту и безнадежность из-за того, что не может выполнять свои прежние социальные функции (работать, заботиться о семье), чувство унижения из-за утраченных элементарных навыков, может отказываться от общения. Возможны внезапные перепады настроения, агрессия, злость, смехи и слезы без причины.

В таких случаях пациенту может потребоваться лечение антидепрессантами, а от родственников — спокойствие, воздержанность от критики.

И больному, и его родным нужно помнить, что все это — последствия инсульта, которые по мере восстановления пройдут.

— Как подобрать правильную физическую активность после инсульта?

— Двигаться необходимо независимо от степени нарушений после инсульта, при любой степени ограничения.

Если функции ног и рук не нарушены, как можно быстрее поднимайтесь и начинайте двигаться! Занимайтесь лечебной физкультурой, ходите по лестнице вместо лифта, гуляйте по улице, занимайтесь садом, играйте с внуками. Подходит любая активность, которая доставляет вам удовольствие, — просто возьмите перед собой обязательство двигаться каждый день.

Если есть слабость в конечностях, но они работают, можно ходить пешком, в том числе на беговой дорожке, полезно плавать, заниматься гимнастикой в бассейне, йогой, танцами.

Даже если больной находится в кровати или инвалидном кресле, он тоже может двигаться — делать силовые упражнения, гимнастику на растяжку.

— Всегда ли после инсульта человек может вернуться к привычной жизни?

— Это зависит от объема поврежденных клеток, от того, какая часть мозга затронута и вовремя ли была оказана медицинская помощь. При должном упорстве, терпении, помощи врачей и родственников, утраченные функции восстанавливаются.

В моей практике были пациенты, которые возвращались к работе даже после нескольких инсультов.

И больному, и его родным нужно понимать, что восстановление — процесс долгий и сложный, от него не стоит ждать мгновенных результатов и впадать в отчаяние, когда их нет. Будут дни хорошие, когда вы будете делать огромные успехи, и дни плохие, когда кажется, что вы откатились к началу пути. Не стремитесь объять необъятное, не торопите события, а разделите цели на:

— ближайшие — которые можно отследить и измерить. Например, если больной в первые дни лежал, ближайшей целью будет сесть на кровати и самостоятельно поесть. Держать кружку, встать и дойти до двери комнаты, сделать гигиенические процедуры — все это тоже ближайшие цели.

— отдаленные — то, чего вы хотите добиться через 6 месяцев и более. Вернуться к работе, спорту, хобби — все эти цели лучше обсудить с врачом, чтобы понять, на какую степень восстановления функций можно рассчитывать.

— Есть ли группы риска, в которых инсульт случается чаще?

— Если вы говорите о возрасте, поле, национальности, — нет. Инсульт возникает у людей всех возрастов, у мужчин и женщин, у представителей всех национальностей и рас, у людей любого социального положения. У всех есть факторы риска. Есть факторы, на которые мы не можем повлиять: преклонный возраст, генетика, инсульт в анамнезе . Но есть те, с которыми можно справиться и тем самым снизить риск первого и повторных инсультов:

  • курение, злоупотребление алкоголем. До 55 лет курение, в том числе пассивное, является ведущим фактором риск инсульта!
  • повышенное артериальное давление, диабет, повышенный холестерин. Обратитесь к врачу и придерживайтесь лечения, которое он назначит. Регулярный прием препаратов и контроль уровня холестерина и сахара крови уменьшит влияние этих факторов риска, облегчит ваше состояние и снизит риск инсульта.
  • избыточный вес, малоподвижный образ жизни. Похудейте! Питайтесь правильно, выберите для себя подходящие и, главное, регулярные физические нагрузки.

— Каким правилам нужно следовать после инсульта, чтобы он не повторился?

— Кроме описанных выше факторов риска, на которые пациент может повлиять, есть еще несколько «правил жизни».

Во-первых, принимать все препараты, назначенные лечащим врачом. Некоторые из них принимаются определенный отрезок времени, другие — пожизненно. Не игнорируйте лекарства, не отказывайтесь от них без консультации с врачом! Купите диспенсер (таблетницу), в который можно разложить препараты на день или неделю, рассортировать их по времени дня.

Во-вторых, пациент после инсульта должен регулярно проходить обследование: сдавать анализы крови на липидный спектр, сахар 9при диабете), делать УЗИ сосудов шеи, наблюдаться у невролога, кардиолога. Полезны занятия с мануальным терапевтом, специалистом по лечебной физкультуре.

В клинике «Медикейт» разработан ежегодный комплекс для оценки рисков возникновения инсульта.

  • консультация кардиолога
  • консультация офтальмолога (+ осмотр глазного дна)
  • УЗДГ артерий брахиоцефальной системы
  • ЭКГ
  • общий анализ крови
  • сахар крови
  • биохимический анализ крови (АСТ, АЛТ, билирубин, креатинин, мочевина, общий белок, холестерин, триглицериды, ЛПВП, ЛПНП)
  • консультация невролога.

На комплекс действует специальная цена — 6500 рублей.

источник

Утром проснулся — язык еле ворочается, как у пьяного. Стал пить кофе, губы вдруг сами разжались, и изо рта кофе брызнул прямо на ковер. Странно. Да притом и ковра жалко.

На другой день язык отнялся совсем. Я замычал. На третий все стало вываливаться изо рта. Подумал, может, инсульт? Но боялся поверить — страшно.

Доплелся до приемного отделения больницы им. Боткина. Врач поразился, что сам дошел. Поругался, что только на третий день (замечание в скобках: надо было обращаться в первые 4 часа, тогда последствия минимальные). Короче, раздели донага, накрыли простыней, хорошо, не с головой. Пока лежал в холодном коридоре на каталке, все равно обходили, словно неживого. Вдруг начали душить рыдания, слезы полились градом. Мозг работал, понимал, что случилось страшное, непоправимое. В реанимацию приехал лучший друг и глядел на меня такими испуганными глазами, что я заревел, как белуга, уже не стесняясь.

В реанимации — свой ужас. Постоянно привозят новых пациентов, нередко с улицы, после аварий. Окровавленные одежды прямо на теле разрезают и отдирают с кровью. У изголовья консилиум из нескольких хирургов решает, что делать дальше.

— На операцию! Черепно-мозговая. Три кубика, — слышатся отрывистые команды.

И все-таки жизнь продолжается, господа, хоть умри! Я обратил внимание на красивую молодую женщину. Привезли после автокатастрофы. Пока разрезали голенища сапог на ее сломанных ногах, раздевали догола на каталке, я, скотина, все сворачивал голову со своей койки, пытаясь получше разглядеть стройное голое тело. Капельница на моей руке мешала и злила.

Ночью в реанимации ворочались в голове мысли, тяжелые и длинные, как товарный поезд. Стану «овощем» или сразу окажусь в воинстве не земном, но небесном? Ведь никто не может умереть вместо тебя, когда придет твой час.

Свет в реанимации безжизненный, зловещий, синий. Окон нет. Стоны, хрипы. Врач подходит регулярно, смотрит давление, которое автоматически меряется каждые 20 минут каким-то медицинским комплексом аппаратов, стоящим в изголовье каждого пациента. Оно никак не опускается ниже 240. Хотя мне все время делают какие-то вливания, уколы.

Читайте также:  Центр реабилитации после инсульта таганка

Чего говорить, до инсульта довел мой образ жизни. Лет 10 курю сигары, штук по 5 в день. Не для понта, а для забивания дурной головы — чтобы отвлечься и не уйти в запой. Одно время я постоянно выпивал, что надо понимать буквально. А потом — давление, капельницы, доктора. Начинал разговаривать с неодушевленными предметами — шкафом или собственной рукой. В комнату заходили живые медведи. В 4 утра похмелялся. Дрожащими руками вытаскивал из холодильника дружелюбно торчавшую там, заботливо припасенную с вечера бутылку водки.

Эта зараза перешла ко мне по наследству от папы-алкоголика, умершего в 46 лет «от сердца», читай, от пьянки. Мама, намучившись с ним, вскоре умерла от рака. Невероятная красавица — громадные синие глаза и взмах ресниц «в 12 весел», тяжелые русые косы ниже пояса — она панически боялась мужа. Помню, он, ревнивый пьяный зверь, схватил ее за концы этих литых кос и начал таскать по земле вокруг себя. Постепенно с трудом оторвал от земли и, переступая ногами, начал крутить ее в воздухе вокруг себя, как стрелку циферблата. Мама летала по кругу на косах параллельно земле молча, закрыв глаза. Потом упала с вырванными волосами. Спустя вечность она поднялась, закрыв мне глаза ладонью, и повела в дом. С тех пор я, 10-летний звереныш, перестал с отцом разговаривать, вплоть до их развода. Маму я любил очень. Потом все перестали быть, умерли.

А тяга к спиртному у меня жива до сих пор. На моей малой родине, в Алтайском крае, земляки до сих пор развлекаются кто как может. А именно — пьют. Они вымирают. Не спорьте со мной. Я знаю. Пьют так, как будто завтра никогда не наступит, пьют запойно, целыми улицами. Большинство отчаянных друзей моего детства давно или в могиле, сгорев от водки, как их отцы, или в тюрьме.

Через сутки давление удалось сбить. Низкий поклон реаниматологам. Меня перевели в неврологическое отделение. В палате 6 человек. После инсульта, все лежачие, все ходят только под себя. Бах — свет в 3 часа ночи по всей палате зажигается. Две нянечки переворачивают неподвижных больных, на которых одежды, как листьев на кочане капусты. Раздевают их с ловкостью, граничащей с колдовством. С прибаутками меняют памперсы, протирают тела влажными салфетками. Вскоре перед моим носом — кровати в полуметре друг от друга — целая гора изгаженных памперсов, грязных салфеток, простыней (если долго не менять памперс, он протекает). Наконец нянечки перестают шуровать, уносят этот ворох и выключают свет.

В 5 утра — опять свет по всей палате, хотя за окном кромешная тьма. Кого-то кормят через зонд, засовывая длинную резиновую кишку прямо в желудок и выдавливая в нее какую-то коричневую массу.

— Вот и хорошо, вот и покушал, — бормочет нянечка, вытаскивая через пару минут кишку из желудка. Больной не реагирует, он второй месяц без сознания.

Другого кормят через нос, просовывая резинный шланг прямо через ноздрю — рот после инсульта не открывается. Кому-то нянечка, натянув резиновые перчатки, сует пальцы в рот и протирает изнутри тряпкой — гигиена. Кто-то успел снова обделаться, и ему вновь меняют памперс. Наконец, хвала небесам, свет выключают. Можно подремать до подъема, до 7 часов, под хрипы больных.

Под утро в нашу восьмую палату забрел «турист». Так здесь называют чокнутых пациентов. По коридорам отделения часто бродили голые безумные старики в памперсах, оставляя на полу цепочку пахучих следов. Нянечки уговаривали их идти в свою палату. Сам вид голого 80-летнего старика в сползающих памперсах, из которых торчат тощие старческие ноги, отвратителен. Однажды такой старик забрел в женскую палату и орал, склонившись над больной: «Раз! Раз! Прием! Николай из Тынды, отзовись. Прием!»

В конец ошалевший от всех этих ночных картин, я поднялся с разбитой головой. Пошел умываться самостоятельно, но тут же с грохотом завалился между кроватями. Уже натурально разбил голову. Медленно, медленнее растущей травы, пополз к туалету. Прибежавшая сестра перевязала голову и довела до туалета. Сняла с меня трусы — тут никто никого не стесняется — деликатно вышла за дверь. Потом вставили болезненный катетер, на боковую спинку кровати подвесили утку. В туалет ходил только «по-тяжелому», с сопровождающим.

— Не спеши, не спеши, — кричала нянечка из-за двери, — я пока Николаю памперс поменяю.

А я и «не спешил», меня обрекала на медленность парализованная рука.

Сущим мучением было умываться каждый день, чистить зубы, бриться. Руки отказывались слушаться, я по полчаса торчал в туалете, стараясь привести себя в божеский вид.

— Сколько можно, открывай, — долбили костылями в дверь общего туалета.

Вернее, долбили молча, разговаривать никто не мог. Но так я понимал раздраженную долбежку.

. Днем также не удалось подремать. Буянил мужчина лет 65. Сестры хотели сделать ему капельницу — он дрался, рычал, плевался. Пытался ударить сестру, дергал негнущимися руками. Они крепко привязали его руки бинтами к боковым спинкам кровати. Но он так бешено выгибал тело, что медики плюнули и ушли, не отвязав бинты.

Успокоила его только дочь. Больные жестами показали, что произошло с ее отцом. Она бегала по отделению, упрашивая медперсонал все-таки сделать процедуру.

Старикашка и впрямь был беспокойный. Он оказался моим соседом, и его худые, костлявые ноги ночью нередко оказывались на моей постели. Несмотря на высокие боковые спинки на каждой кровати. Я раздраженно, сам еле двигая руками после инсульта, брезгливо брал его за ноги, однажды лежавшие даже на моем животе, и скидывал их. За ночь это повторялось не раз. Мужик крутился на своей кровати, как стрелка компаса, потерявшая ориентир.

На рассвете приходили нянечки и меняли всем памперсы. Старикашке это делала в основном его 25-летняя красавица дочь. Она раздевала его догола и протирала влажными салфетками и пенкой. Пах, ноги, каждый пальчик на ступне. Бережно переворачивала на живот и протирала спину, шею. Сажала его, подбив подушки под спину, и кормила с ложечки. Затем пыталась усадить на специальный санитарный стул. Старик падал и падал, но она вновь и вновь усаживала его. Теребила старого, а он смотрел на нее страдальческими, все понимающими глазами. Усадить отца удалось примерно на третью неделю. Он сидел на стуле! Сам, без помощи. И победа эта была для них важнее Победы 9 Мая.

Вскоре его выписали домой. Молодые санитары переложили деревянное негнущееся тело с постели на носилки, чтобы отнести к такси. Дочь, я слышал, все приговаривала: «Папочка, скоро лето. Мы будем много ходить вокруг дома. Ты обязательно снова встанешь на ноги». По щекам лежащего старика текли слезы. Это был уже его 4-й инсульт.

Я верю, да что там — вижу, как они вдвоем сейчас ходят по траве вокруг дома.

На освободившееся место привезли 45-летнего мужика. Инсульт трахнул его вчера, прикатили прямо из реанимации. Не разговаривает, не двигается. Глаза насмерть перепуганные, но живые. Всем своим существом выражает покорность. Как собака, которую шуганули. У изголовья кровати толпа молчаливых родственников, о чем-то иногда шепчутся.

К вечеру новенький захрипел, закатил глаза. Стал дышать часто-часто. Замельтешили медсестры, прикатили пылесос для вентиляции легких, залезли пальцами в рот. Резиновыми перчатками вытянули язык, стали прокачивать воздух. Не помогло. Полезли опять в рот, протирали салфетками, смачивали гортань. Не помогло. Все тело начало мелко дрожать. Появился врач в зеленом халате из реанимации, о чем-то пошептались с дежурным врачом. Больного трясло уже, как раскаленный пулемет. Вскоре его увезли на носилках — то ли в реанимацию, то ли в морг.

Эти горестные картины очень на нервы действуют, серьезно. Плотно приседают на мозг. Вообразите, ковыляю к лифту, навстречу везут старуху, накрытую с головой простыней. В морг. Или — начал понемногу ходить, жена настояла, чтобы пошли в храм на территории больницы. Подходим. У двери церкви — Господи, твоя воля! — стоит огромная крышка гроба. Входим внутрь — гроб. Скоро отпевание. Внутри ни души. Гробовая тишина. Пока жена ставила свечки за здравие, я завороженно смотрел на гроб. Вспотел от страха, как проститутка в церкви. Выйдя из храма, еще долго сидел чуть жив на лавочке.

Вернулся в отделение. В коридоре пронзительный, как вой сирены, визг: «Куда вперед ногами, ироды! Рано мне на тот свет».

Молодые санитары пытались на каталке ввезти в палату мужика вперед ногами, как покойника. Лихо развернулись после визга и завезли головой.

Это был Николай Степанович, скандальный мужик из 407-й палаты. Он постоянно учил всех, как жить. Ругался с сестрами, заставляя их убирать из коридора капельницы, стоящие вдоль стен, как виселицы. Мол, на нервы действует. Такие люди всегда стремятся быть главными: если на свадьбе, то только женихом, если на похоронах, то только покойником.

На нервы действовала и наглядная агитация. По всему отделению были развешены цветные картинки с искалеченным мозгом, пораженным инсультом. Надо отдать должное — рукой мастера водило настоящее вдохновение и подлинная любовь к предмету. Картинки были настолько живые и пугающие, что хотелось отрубить художнику руку. Если бы я мог, чесслово, сделал бы это. Завершал галерею огромный жизнерадостный плакат у дверей ординаторской. На нем было крупно написано: «В первые сутки после инсульта умирает 20% пациентов. В течение трех последующих суток — 30%. Остальные 30% умирают в течение первого года».

Я быстро прикинул в голове — шансы выжить были только у 20%. Мне стало плохо, я стал тяжело сползать на диванчик. Из ординаторской вышел врач. «Что с вами?» Я, обессилев, ватной рукой потыкал в плакат. «Ну, это не для вас написано, — улыбается врач снисходительной улыбкой, как взрослый ребенку. — Вы первый, кто это прочитал из пациентов. Успокойтесь. Это для родственников».

Медики, теперь я знаю, стараются ничего не принимать близко к сердцу. Если принимать, никакого сердца не хватит. Сделала мне как-то сестра по ошибке укол.

— Ничего, ничего. Витаминчик, — бормотала она со скошенными от вранья глазами.

А после «витаминчика», на минуточку, у меня начался жар и я чуть не подох.

На другой день, к примеру, стали качать кровь из вены. И тоже по ошибке. Утром прибежала, как бешеная, медсестра в столовую: «Благодаров, не завтракайте, вам кровь сдавать». Вытащила из-за стола, потащила в процедурную. А у меня уже столько крови выпили на всякие анализы, что ее хватило бы всем кровососущим всего земного шара. Но ничего, опять усиленно качают. Приходит старшая медсестра. «А этот что тут делает?» — на меня. «Кровь из вены берем», — отвечают. «Не надо, это у Богдасаровой надо было брать».

Мне становится дурно. «Больному плохо, он белый», — последнее, что слышу, и теряю сознание.

Затем ощущаю суету вокруг, нашатырь под носом. «Как так можно? Воду, что ли, качаете из меня? У меня запасной крови нет», — вдруг слышу я собственный голос. Окончательно очнулся от того, что кто-то хлещет меня по щекам.

Право, не худо бы и повнимательней относиться к нам, убогим (значит, близким к Богу). А то доходило до анекдотов. Но анекдоты смешны, когда их рассказывают. Когда их переживают — это трагедия. У меня плохие, тонкие вены. Сестрам приходилось повозиться, пока поставят капельницу. Особенно мучила Наташа. Пока удачно воткнет иголку в вену, всю руку истыкает, огромные синяки потом. Как у наркомана. И рука болит. С ужасом ждал — только бы не ее смена.

Наконец, однажды, устав бороться с моими венами, она заявляет:

— Да ну тебя. У тебя вены плохие.

Бросила, не сделав, капельницу и ушла — обиделась. Я полежал-полежал, решил действовать самостоятельно. Как говорится, «будем сами дуть в свои паруса». Нашел другую медсестру, уговорил воткнуть. Наташа приходит через полчаса: «А-а-а! Тебе уже сделали». Обиделась окончательно, хлопнула дверью и опять ушла.

Так и пролежал с воткнутой в вену иголкой, хотя капельница давно кончилась. Боялся срывать пластыри. Опасался, воздух из пустой капельницы попадет в вену, ее раздует. Такие случаи были. Я, кстати, и раньше был не самым веселым человеком на планете, а после больничных чудес и вовсе раскис. Настроение поддерживала только логопед, красивая молодая дама. Часами бубнил с ней скороговорки: «Четыре маленьких чумазеньких чертенка чертили черными чернилами чертеж чрезвычайно чисто через черточку. » «Ехал грека через реку. «.

— Сережа, «р» не глотайте, старайтесь раскатисто — чер-р-р-ртенка, — сердилась логопед.

У меня не получалось. Я бубнил вновь и вновь — «четыле челтенка». Благо, в палате лежали «овощи», им было все равно на мой бубнеж.

Был, правда, один больной — крепко свинченный, сухой старик. Он не походил на тех стариков, которые кажутся заспиртованными. Он был полон жизни. За окном темень, 4 утра, а он уже бешено крутит в воздухе «велосипед», лежа на кровати, высоко задрав костлявые ноги с пергаментной кожей и пигментными пятнами.

— Ну влип, ну попал к дуракам. Придурки кругом, — говорил он, не стесняясь, прохаживаясь между кроватями и по-куриному окуная голову в плечи.

Я искал с ним дружбы, слушал его болтовню. Все-таки единственный нормальный. Пока он не выдал себя с головой. Которая оказалась тоже чокнутой.

— Сколько будет 100 минус 50? — как-то спросил его психиатр на утреннем обходе.

— 96, — не задумываясь ответил бойкий старик.

— А какое сейчас время года? — не отставал врач.

— Лето, — уверенно отвечал дед, глядя в окно на сугробы.

источник