Меню Рубрики

Какой инсульт был у брежнева

Недуги советских вождей: почему только Хрущев отличался отменным состоянием, а остальные лидеры были загадкой для медиков

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Первый руководитель Советской России В.И.Ленин умер от кровоизлияния в мозг в 1924 году, всего в 53 года. В официальном диагнозе немецких врачей значилось странное: Abnutzungssclerose – склероз от износа сосудов. Больше такого диагноза не ставили никому.

Вождь страдал головокружениями, терял сознание – и обратился к немецким медикам, российским врачам он не доверял. Специалисты сочли, что вождь слишком много работает. Но вскоре начались кратковременные параличи конечностей. Вызвали известного нейрохирурга Отфрида Фёрстера, он стал лечить пациента прогулками на свежем воздухе. Возможно, в медикаменты уже не верил.

Состояние больного быстро ухудшалось. Западные специалисты не могли понять, почему атеросклероз проявился очень рано, в такой сильной форме. В последний год жизни советский руководитель был почти обездвижен, общалась с ним только Надежда Крупская.

При вскрытии обнаружили в левом полушарии мозга внушительные включения кальция – при прикосновении инструментов они слегка звенели. А патологий сосудов, характерных для сифилиса, о котором часто говорят до сих пор, не обнаружили.

Удивительная кальцификация сосудов мозга вызвала предположение американских неврологов в 2012 году о наличии у В.И.Ленина генной мутации, приведшей к известкованию сосудов. Обычно недавно открытое заболевание поражает конечности, так что случай остается уникальным.

Иосиф Виссарионович стремился выглядеть крепким и здоровым, недомогания тщательно скрывал. Пример Ленина показал, что слабый может оказаться в изоляции и без власти. Телевидения не было, имитировать неизменное здоровье удавалось. Но болезни были, и вождь часто оставался с ними один на один.
У Сталина была усыхающая недействующая левая рука, врачи диагностировали атрофию плечевого и локтевого суставов левой руки в результате детской травмы. Вождь также страдал полиартритом, атеросклерозом, гипертонией, а в конце войны даже перенес инсульт. Была также операция резекции желудка, после которой ослабленный организм тяжело восстанавливался.

Пресловутая паранойя приписывалась Сталину на основании чрезмерной подозрительности ко всем. Но официальный диагноз психического состояния вождя не решился поставить ни один врач – это было опасно для жизни самого медика.

Из светил медицины Сталин доверял только главному кремлевскому терапевту — академику Виноградову. Но в 1952-м его арестовали по «делу врачей» и посадили. И на момент случившегося с вождем инсульта в 1953 году рядом с ним не оказалось ни близких, ни медиков.

Лежащего без движения на полу Сталина обнаружили сотрудники охраны вечером 1 марта. Беспомощного больного перенесли в спальню, по звонку в Кремль быстро приехал Лаврентий Берия. Но врачи появились только утром следующего дня. Было ли это вызвано страхом перед гневом грозного хозяина или сознательным действием его соратников, сказать трудно.

Медики уже ничем не могли помочь и лишь составили заключение: паралич в результате инсульта с сопутствующим кровотечением в желудок. В официальном медицинском отчете о причине смерти 5 марта кровотечение уже не упоминалось. Этот послужило поводом для слухов об отравлении лидера страны на официальном приеме 28 февраля, за сутки до случившегося удара.

Новый генсек был человеком отменного здоровья и до 70 лет практически не болел. Секретность, принятая в кремлевской медицине, Никиту Сергеевича не слишком занимала. Уже на пенсии у него появились проблемы с сердцем.

Активному Хрущеву было трудно смириться со ссылкой на дачу и полной изоляцией под присмотром охраны. Выход из скуки деятельный и норовистый экс-генсек нашел в написании мемуаров, которые он надиктовывал на магнитофон несколько лет. Сохранить и переправить за границу пленки помог сын Сергей. Воспоминания вышли в 1970 году, и дерзкий пенсионер был вызван для проработки в Комитет партийного контроля.

Инфаркт, случившийся в 1971 году, был фактически спровоцирован разборками в ЦК. Хрущев попал в Кремлевскую больницу на улице Грановского. Руководитель Четвертого Главного управления Евгений Чазов рассказывал об общении едва вставшего на ноги знаменитого пациента с персоналом, с интересом слушавшим байки «из жизни вождей».

Вскоре последовал второй инфаркт, от которого Никита Сергеевич уже не оправился. Он умер в Кунцевской больнице 11 сентября 1971 года в возрасте 77 лет.

Леонид Ильич был больным человеком, а его первый инфаркт случился еще при Сталине. Новому генеральному секретарю было что скрывать – система секретности данных о здоровье первых лиц государства оказалась полезна. Руководитель Кремлевки академик Чазов лично следил, чтобы о состоянии здоровья Брежнева не стало известно. При госпитализации генсека к нему не допускались даже члены ЦК.

У Леонида Ильича была неустойчивая нервная система, ему казалось, что он плохо спит. Постоянный прием снотворного вошел в привычку. Утром врачам приходилось давать ему возбуждающие препараты, чтобы можно было появляться на людях. Резкий переход от сна к активности разрушал организм.

Постепенно Брежнев перестал справляться с работой и лишь озвучивал решения партийного аппарата. Он путал слова, плохо двигался – полная секретность делала непонятной причину такого состояния. Чазов говорил о единственном инфаркте – в 44 года. Но были частые гипертонические кризы, от снотворных препаратов развился астенический синдром. Появилась слабость, неспособность к любой деятельности.

Слухи возникали из-за невнятной речи: говорили об атрофии мышц и даже онкологии. На самом деле от непрерывного курения возникали воспаления слизистой рта, не позволяющие устанавливать прочные зубные протезы.

А в марте 1982 года при посещении очень пожилым лидером Ташкентского авиазавода произошел несчастный случай: на него обрушилась деревянная конструкция с облепившими ее зрителями. У Брежнева была сломана ключица, травма была не очень значительной, но для пожилого человека имела серьезные последствия. Спустя несколько месяцев – 10 ноября – Леонид Ильич умер от остановки сердца, немного не дожив 76-летия.

Не отличался крепким здоровьем и преемник Брежнева Юрий Андропов. Считалось, что он болен гипертонией в тяжелой форме, и кремлевские врачи собирались перевести его на инвалидность. Однако Евгений Чазов решил проверить содержание в организме гормона альдостерона, возникающее при проблемах с почками. Анализы подтвердили редкое расстройство – альдостеронизм. Генсеку назначили препарат, позволивший нормализовалось артериальное давление, улучшить работу сердца. Вопрос об инвалидности был снят.

И все же Юрий Андропов из-за тяжёлой болезни почек руководил государством всего год и три месяца. Он обладал острым умом и прекрасной памятью, но указания и распоряжения чаще всего писал из больницы. Андропов рассчитывал пробыть у руля 6 лет, но получилось иначе. В феврале 1984 года он умер. Но кремлевская медицина подарила ему не меньше 15 лет жизни.

Преемник Андропова Константин Черненко стал генеральным секретарем ЦК уже тяжело больным – он не появлялся на мероприятиях, письменные распоряжения в Кремль часто посылал из дома или из больницы.

У Черненко была эмфизема легких, вызывавшая одышку и ощутимо затруднявшая речь. Вдобавок в 1983 году он тяжело отравился копченой рыбой. Интоксикация вызвала тяжелые осложнения, и он стал практически инвалидом. Ходили даже слухи об умышленном отравлении, но это не могло быть правдой: злополучную рыбу ели все члены семьи.

В последние месяцы Черненко уже не мог ходить и по Кремлю передвигался в инвалидной коляске. Руководил страной он всего 1 год и месяц и умер в 73 года от остановки сердца. Годы правления Андропова и Черненко в народе назвали «пятилеткой пышных похорон».

В прошлом, при низком уровне медицины и антисанитарии, короли и императоры умирали гораздо чаще и более молодыми. А сотни тысяч жизней уносили 8 самых массовых смертоносных эпидемий в истории человечества.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

источник

Как известно, Леонид Брежнев скончался в ноябре 1982 года от остановки сердца. Незадолго до своей смерти генсек совершил несколько поездок по стране. Побывал он и в Ташкенте. Именно там с Брежневым произошла неприятная история, от последствий которой, если верить Андрею Буровскому, автору книги «Да здравствует «Застой»!», Леонид Ильич так и не оправился.

Серьезные проблемы со здоровьем у Леонида Ильича Брежнева начались еще в конце 1960-х — начале 1970-х годов. Если верить Стивену Коткину, автору книги «Предотвращенный Армагеддон. Распад Советского Союза, 1970-2000», в ноябре 1974 года генсек перенес первый инсульт. Впрочем, Евгений Чазов, который лечил многих высокопоставленных чиновников, утверждает, что на самом деле Брежнев пережил лишь один инфаркт миокарда да и то тогда, когда занимал должность первого секретаря ЦК компартии Молдавии. Этой версии придерживается и Виктор Еремин. Автор издания «100 великих интриг» пишет о том, что Леонид Ильич попросту напился таблеток и впал в буквальном смысле в невменяемое состояние, в связи с чем КГБ и пустил слух об инсульте.

Еремин опровергает и утверждение о том, что в 1976 году с Брежневым случилась клиническая смерть. По мнению Еремина, в тот момент началась борьба за место преемника главы страны. Только и всего. Тем не менее, многие биографы все-таки упоминают историю с клинической смертью. Так, братья Швальнеры, авторы издания «Край спелого боярышника: нерассказанная история России, ХХ век», пишут, что в 1976 году Брежнев перенес еще один инсульт, в результате чего впал в состояние клинической смерти. После этого здоровье Леонида Ильича оставляло желать лучшего: он страдал астенией, атеросклерозом и был способен посвящать работе не более двух часов в день.

Несмотря на наличие множества недугов и зависимость от лекарственных препаратов, Леонид Брежнев продолжал совершать поездки по стране даже в последние месяцы своей жизни. В марте 1982 года Брежнев приехал с визитом в Ташкент. Там, как пишет Владимир Медведев в своей книге «Грехи Брежнева и Горбачева. Воспоминания личного охранника», намечались празднества по случаю вручения Узбекской ССР ордена Ленина. Стоит заметить, что на авиационный завод, где с Брежневым и случилось несчастье, он вообще не должен был ехать: программа была и без того насыщенная. Однако Леонид Ильич настоял на том, чтобы встреча на заводе все-таки состоялась.

Понятно, что увидеть генерального секретаря хотелось многим. В цехе собралось немало людей. Добрая часть из них находилась на строительных лесах, которые тянулись через весь цех вдоль корпуса самолета. Как утверждает Алексей Пименов, автор издания «Чисто партийное убийство», вся масса людей передвигалась по лесам вслед за Брежневым, и в какой-то момент конструкция не выдержала и рухнула, причем, именно на то место, где стоял Леонид Ильич. Леса быстро убрали, а Брежнева вытащили из-под обломков с оборванным ухом и сломанной ключицей.

Алексей Пименов сообщает, что генсеку даже не стали делать операцию на сломанной ключице: боялись, что сердце не выдержит. Несмотря на это, Брежнев продолжал участвовать в массовых мероприятиях. Он присутствовал и на Первомайской демонстрации и даже стоял на мавзолее 7 ноября 1982 года. А уже 10 ноября того же года Брежнев скончался на государственной даче в Заречье от остановки сердца.

Стоит отметить, что после инцидента в Ташкенте Брежнев, который чувствовал себя, мягко говоря, неважно и испытывал сильные боли, попросил Юрия Андропова не наказывать никого. По крайней мере, так утверждает автор книги «Дело Галины Брежневой. Бриллианты для принцессы», Евгений Додолев. Леонид Ильич позвонил Андропову и сказал: «Юра, тут со мной несчастье случилось. Только я тебя прошу, ты там никому головы не руби. Виноват я сам. Поехал без предупреждения, хотя меня отговаривали».

источник

Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
10 ноября исполнилось 20 лет со дня смерти генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного совета СССР Леонида Ильича Брежнева. Лечащий врач генсека в 1975-1982 годах Михаил Косарев рассказал корреспонденту «Власти» Павлу Коробову, как он боролся за жизнь советского лидера.
«Я его принял уже в достаточно тяжелом состоянии»
— Как вы стали врачом Брежнева?
— После окончания ординатуры в 1971 году я попал на работу в спецбольницу на улице Грановского. Вскоре меня избрали секретарем комсомольской организации всей больницы, и с 1973-го по 1975-й я работал с иностранцами. А в 1975 году меня приняли в партию и буквально через полгода пригласили работать врачом к Леониду Ильичу, так как его лечащий врач Николай Родионов заболел раком легких.
— Когда ухудшилось здоровье генсека?
— Я его принял уже в достаточно тяжелом состоянии. У Леонида Ильича была масса всевозможных патологий, при этом он злоупотреблял седативными лекарственными препаратами. Когда начальник 4-го главного управления Минздрава Евгений Чазов принимал меня на работу к Брежневу, я его попросил, чтобы около Леонида Ильича было поменьше всяких специалистов, которых развелось множество. Тогда, сказал я, могу попробовать поставить его на ноги.
— А что это были за специалисты?
— Стоматологи, физиотерапевты, врачи лечебной физкультуры. Не нужно было такого количества медиков, они только мешали.
— И что вам удалось сделать, чтобы улучшить здоровье Леонида Ильича?
— С помощью охраны мы его приучили каждое утро ходить в бассейн. Каждый день его начинался, будь то в Завидово или в Крыму, с купания в бассейне. Потом мы стали устранять людей, которые снабжали Леонида Ильича седативными препаратами.
— Как вам удалось приучить 70-летнего старика ходить в бассейн?
— Ну, как? Убеждением, что это полезно, необходимо. Он это делал против воли, против желания, но без всяких разговоров. За свое здоровье он в общем-то волновался.
— А кто снабжал Брежнева снотворным?
Читайте также:  Может ли поехать крыша после инсульта
Фото: ВЛАДИМИР МУСАЭЛЬЯН
Брежнев смотрится в зеркало: — Я стар. Я очень стар. Я суперстар.
— Многие снабжали, но одним из главных снабженцев была обслуживающая его медсестра Нина Александровна, которая считала себя специалистом во всех сферах медицины. Она была и стоматологом, и массажистом, и физиотерапевтом. Когда я стал врачом Леонида Ильича, мне жаловались, почему какая-то медсестра всем занимается, ведь у нас есть хороший арсенал врачей в больнице на Грановского.
— Это она приучила Брежнева к таблеткам?
— Да, наверное. Я, честно говоря, был удивлен. При той строгости, какая была в 4-м управлении, какая-то медсестра имела свободный доступ к наркотическим препаратам. Меня это возмущало. Если врач назначал такой препарат, он должен был выписывать его на рецептурном бланке и все отмечать в истории болезни. А тут медсестра всем этим владела и в любой момент давала лекарства на свое усмотрение.
— Медсестра имела большое влияние на генсека?
— Она имела влияние, как женщина имеет влияние на мужчину, у которого наступала старость. Конечно, она была интересная, достаточно импозантная женщина.
— Как же ей удалось втереться в доверие к главе государства?
Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Прилетает Брежнев в Бонн. У трапа его встречает почетный караул. Но Леонид Ильич, ни на что не отвлекаясь, подходит к клумбе, кладет в карман горсть земли, возвращается в самолет и отбывает на родину. После этого советское Министерство иностранных дел посылает в ФРГ ноту: «Приносим извинения за недоразумение. Вместо программы Мира в главу страны была заложена программа Лунохода».
— При кремлевских апартаментах Леонида Ильича находился медицинский кабинет, в котором дежурили три сестры. Наверное, Нина Александровна ему приглянулась больше всех. Она стала его сопровождать в загранкомандировках, в охотохозяйство. Конечно, эта ситуация была трагична для Виктории Петровны, супруги Леонида Ильича.
— Она была любовницей Брежнева?
— Ну, как любовницей? Это трудно сказать. Во всяком случае она была человеком, приближенным к телу.
— А что она получила от этой близости?
— Она выхлопотала себе квартиру в доме ЦК, муж из майоров стал генералом. Ну а потом, наверное, ей было приятно быть рядом с руководителем страны, командовать им.
— Тяжело было избавиться от этой медсестры?
— Тяжело. С ней вообще было тяжело. К помощникам я приходил и говорил: «Товарищи, пожалуйста, прошу вас помимо меня никаких таблеток Леониду Ильичу не давать. Это ведет к его гибели». Он же ко всем приставал — и к Черненко, и к Громыко, и к помощникам — с вопросом: «А что ты принимаешь? Не дашь своих таблеток попробовать?» Ведь его плохая дикция была не из-за плохих зубных протезов, как многие думают. Это была мышечная слабость из-за употребления снотворных.
— Они вас послушались?
— Да.
— А с медсестрой что стало?
— Мы убедили Леонида Ильича, что она ухудшает его здоровье, и отстранили ее.
— Некоторые рассказывают, что его увезли с дачи, а она бежала за машиной и плакала.
— Нет-нет, это сказки. Это какая-то лирика никому не нужная. Мы просто убедили его, что она мешает его лечению.
— И что, она ушла без всяких скандалов?
— Она давила на Леонида Ильича, ходила к нему, плакала. Но мы же не могли посадить ее в тюрьму, застрелить! Потом она продолжала работать в кремлевском медпункте.

Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
— Сколько у нас всего евреев? — спрашивает Брежнев Косыгина.
— Миллиона три-четыре.
— А если мы им всем разрешим уехать, многие захотят?
— Миллионов десять-пятнадцать
«Если придут меня будить, применить табельное оружие»
— Тяжело было отучать Брежнева от таблеток?
— Конечно, тяжело. Он же все время хотел спать. Я вспоминаю мою с ним первую зарубежную поездку — на съезд Польской объединенной рабочей партии в ноябре 1975 года. Мы настолько стали следить за Леонидом Ильичом, чтобы он не злоупотреблял таблетками и был в форме, что он даже дежурному охраннику сделал запись в журнале красным карандашом: «Если Чазов с Косаревым придут меня будить, применить табельное оружие». А ведь на следующее утро надо было идти на съезд.
— Брежнев был наркоманом?
— Наверное, можно и так сказать. Ведь без таблеток он уже не мог. Нам просто удалось значительно сократить дозу.
— А какие снотворные препараты он принимал?
— Ативан, радедорм, эуноктин, седуксен — там много было комбинаций.
— Говорят, он целыми горстями лекарства пил.
— Да, это мы давали. Но там было много «пустышек», много витаминов, слабительное давали.
— А днем он принимал снотворное?
— Да, но это он делал скрытно, сам.
Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
После Московского кинофестиваля Бриджит Бардо говорит Брежневу на банкете в Кремле:
— Почему бы вам не открыть границу для всех желающих?
Брежнев грозит ей пальцем:
— Хочешь со мной наедине остаться, крошка?!
— У него были вредные привычки помимо таблеток?
— Нет. Курить мы его отучили. Ему стоматологи сказали, что у него плохая слизистая во рту, что он плохо протезируется, потому что много курит. Леонид Ильич их послушал. В 70 с лишним лет бросить курить — на это надо иметь мужество, иметь большую силу воли.
— А когда у Брежнева наступила дряхлость?
— Когда я пришел, он уже был дряхлым. Нам просто удалось его немного поднять. А к 75 годам Леонид Ильич совсем расслабился.
— Как вы поддерживали форму генсека, чтобы он мог выступать на съездах?
— Никак. Надо было только уменьшить дозу седативных препаратов, которые вызывали мышечную слабость и влияли на дикцию. Он не столько был больной, сколько расслабленный. У него, конечно, были какие-то сосудистые заболевания, но в целом он был не самым больным человеком в Политбюро.
— Говорят, у него в Монголии случился инсульт.
— В молодости инфаркты были, когда он еще в Молдавии работал. А в Монголии я с ним не был, но по истории болезни я не помню чего-то подобного. Нет, инсультов у него не было.
— Но все-таки бывали моменты, когда он был неадекватен?
— Он скорее был неадекватен к жизни, далек от нее. А что касается рабочих моментов, то Леонид Ильич, я считаю, все соображал. Я помню, как он долго сопротивлялся вводу войск в Афганистан. Сколько раз приезжали товарищи по Политбюро, когда Леонид Ильич был в отпуске в Завидово, и настаивали на вводе войск. Ведь не скажешь, что он тогда был неадекватен.
— Но маразм все-таки у него был?
— Какой маразм?! Ему было уже за 70. Конечно, интересов в жизни у него было мало. Году в 81-82-м он начал уже что-то забывать, и на встречах его переводчику Суходреву приходилось говорить за него. Но тогда сделать уже ничего нельзя было. Шли атеросклеротические процессы.
— И как бы вы оценили его общее состояние?
— В общем-то сохранный был. Почки работали нормально, сердце работало достаточно прилично. Лечиться он любил. Надо отдать ему должное — никогда не возражал. Шутка или не шутка, но мне рассказывали, что, когда у Леонида Ильича стали выпадать волосы, он по этому поводу очень переживал. Чазов собрал консилиум на Грановского. Заходит Леонид Ильич в кабинет, а там из десяти профессоров четверо лысых. Брежнев поворачивается к Чазову и говорит: «Женя, ну что они мне скажут, если они сами лысые сидят».

Фото: ВЛАДИМИР МУСАЭЛЬЯН
Брежнев проводит пресс-конференцию. Вопрос — ответ, вопрос — ответ.
— Ну что же,— говорит ведущий,— вопросов больше нет.
— Как! — удивился Брежнев. — Постойте, нельзя же так! У меня есть еще два ответа.
«Ему надо было уйти с работы — и больше ничего»
— А Брежневу рассказывали про него анекдоты?
— Я — нет. Виктория Петровна рассказывала, даже стишки читала. Помню, он сидит бреется, а Виктория Петровна входит и говорит: «Мне вчера сестра привезла анекдот из Москвы». И начинает читать: «Водка стоит семь и восемь, все равно мы пить не бросим. Передайте Ильичу — нам и десять по плечу. Если будет двадцать пять, опять Зимний будем брать». Она ему громко читает, а он ей говорит: «Что ты, Витя, говоришь? Я тебя не понимаю». Она поворачивается к нам и объясняет: «Вот так всегда — когда он не хочет слышать, он плохо слышит».
— А можно было как-то продлить жизнь Брежневу?
— Ему надо было уйти с работы — и больше ничего. Ведь, например, Николай Тихонов 12 лет прожил после отставки.
— То есть это работа его доконала?
— Нет, он же не перегружался работой. Просто пришла старость, и Господь взял его, да еще и во сне — просто святой человек. Он пожил бы, может быть, если бы вел нормальный образ жизни. На работу он ездил без удовольствия. Если бы не насиловал свою натуру, то мог бы и пожить.
— А правда, что для Брежнева был создан специальный рабочий график?
— Да. Кто-то там расписывал ему график. Но я думаю, что это делалось по просьбе Чазова.
— Сколько часов ему было положено работать?
— А кто ему мог что-то определить? Он сам себе определял время. Он мог и с десяти утра до шести вечера быть на работе, а толку? Ведь главное — производительность, а не количество времени, проведенное на работе.
— Виталий Воротников мне рассказывал, что в 1982 году он несколько раз говорил с Брежневым по телефону. Его предупреждали, чтобы он говорил громко, коротко (не больше трех минут) и не задавал очень сложных вопросов, потому что Леонид Ильич устал. Почему так говорили?
— Потому что он уже просто ничего не понимал. Но конкретику он еще мог, наверное, понять. Так что помощники правильно говорили.
— Он был капризным пациентом?
Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
После полета американцев на Луну Брежнев вызвал к себе советских космонавтов.
— Честь Родины поставлена на карту. Мы просто обязаны переплюнуть этих заокеанских скотов. Политбюро приняло решение: вы полетите на Солнце.
— Леонид Ильич,— робко возражают космонавты,— жарковато там.
— Вы что, думаете, в Политбюро идиоты сидят?! Ночью полетите
— Скорее у него были какие-то обиды, какая-то непонятливость. Помню, он говорит мне: «Я должен спать». А я ему показываю пальцем на небо и отвечаю: «Спать все будем там. Вот подойдет срок, будем спать сколько угодно». Леонид Ильич кричит жене: «Витя, Витя! Доктор меня хоронит!» Я ему объясняю: «Я не хороню вас. Я просто говорю, что надо больше движений, больше физических нагрузок, чтобы похудеть».
— Он что, такой ленивый был?
— Ленивый. Пожилой человек, на работу ходить не хотел. Нам приходилось уговаривать: мол, надо там-то выступить.
— А как коллеги по Политбюро относились к его расслабленному состоянию?
— Они все понимали. А кому надо Чазов говорил откровенно, с чем это связано. Говорил Андропову, Устинову. А остальные все понимали, но молчали. Что Кириленко мог соображать? Он сам был такой. Брежнев всем им был нужен.
— Как вы узнали о смерти Брежнева?
— Я ехал на работу — к нему. А мне звонят в машину и говорят: «Миша, быстрее приезжай». Я быстро приехал. Володя Медведев, телохранитель, пытался делать искусственное дыхание и массаж сердца. Но явно уже было все кончено, потому что между тем, когда Виктория Петровна ушла из спальни и когда его нашли, прошло много времени. Она всегда шла делать укол инсулина часов в восемь утра, а его нашли в девять, когда пошли его будить. Вот в этот промежуток времени что-то и случилось — по-видимому, остановка сердца.
— Но вы, как лечащий врач, должны были присутствовать на вскрытии. От чего все-таки умер Брежнев?
— По-анатомически это звучит «от острой сердечной недостаточности». То есть сердце работает, работает — и останавливается. У него же была коронарная и миокардная недостаточность, уже были склерозированы почти все сосуды.
— А забальзамировать его не было идеи?
— Я даже разговоров таких не слышал. Посмертную маску сняли, а бальзамировать-то зачем?
— Как сложилась ваша судьба после его кончины?
— В 1986 году Чазов назначил меня главным врачом 2-й поликлиники 4-го управления. Но после того как ее в 1990 году на волне борьбы с привилегиями отдали городу (сейчас это поликлиника #220.— «Власть» ), меня в 1996 году с помощью ОМОНа оттуда вытолкнули. Видимо, я кого-то не устраивал. Я, между прочим, до сих пор сужусь из-за моего увольнения. А с сентября прошлого года я работаю заведующим кабинетом медстатистики в поликлинике ЦКБ Медицинского центра управления делами президента РФ.
Читайте также:  Народные рецепты от геморрагического инсульта

В ГАЗЕТАХ ВРАТЬ НЕ БУДУТ
«Об увековечении памяти Леонида Ильича Брежнева»

Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Брежнев гуляет по Кремлю. За ним бежит помощник и кричит:
— Леонид Ильич, Леонид Ильич!
Брежнев поворачивается и говорит:
— Зачем же так длинно? Можно же звать меня просто Ильич.
Учитывая исторические заслуги верного продолжателя великого дела Ленина, выдающегося деятеля Коммунистической партии и советского государства, международного коммунистического и рабочего движения, пламенного борца за мир и коммунизм Леонида Ильича Брежнева и в целях увековечения его памяти, Центральный Комитет КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР постановляют:
1. Переименовать:
— город Набережные Челны в город Брежнев;
— Черемушкинский район города Москвы в Брежневский район;
— Заводский район города Днепродзержинска в Брежневский район.
2. Присвоить имя Л. И. Брежнева:
— Оскольскому электрометаллургическому комбинату;
— производственному объединению «Южный машиностроительный завод»;
— Новороссийскому цементному комбинату;
— волгодонскому производственному объединению «Атоммаш» атомного энергетического машиностроения;
— Нурекской ГЭС, Таджикская ССР;
— «Целинному» совхозу Кустанайской области;
— колхозу «Вяца-ноуэ» Оргеевского района Молдавской ССР;
— Днепропетровскому ордена Трудового Красного Знамени металлургическому институту;
— Звездному городку (Московская область);
— атомному ледоколу «Арктика»;
— высшему военному училищу Министерства обороны;
— учебной танковой дивизии, где служил Л. И. Брежнев;
— средней школе #1 города Днепродзержинска;
Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Брежнев встречается с Индирой Ганди. Достает из кармана текст речи и читает:
— Дорогая Маргарет Тэтчер.
Помощник дергает его за рукав:
— Леонид Ильич, это Индира Ганди.
— Я вижу, что Ганди,— отвечает Брежнев,— но тут написано: «Маргарет Тэтчер».
— по одной новой площади в городах Москве, Ленинграде, Киеве, Алма-Ате и Днепропетровске;
— кораблю Военно-морского флота;
— морскому пассажирскому судну.
3. Установить 12 стипендий имени Л. И. Брежнева для студентов МГУ им. Ломоносова, Днепропетровского металлургического института им. Л. И. Брежнева и Днепродзержинского индустриального института им. Арсеничева.
4. Установить мемориальные памятные доски на Днепровском металлургическом заводе им. Дзержинского, где работал Л. И. Брежнев, на здании Днепродзержинского индустриального института им. Арсеничева, где он учился, и на доме #26 по Кутузовскому проспекту в городе Москве, где он жил.
5. Установить бюст на могиле Л. И. Брежнева на Красной площади у Кремлевской стены.

Центральный Комитет КПСС
Президиум Верховного Совета СССР
Совет Министров СССР

ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС «ВЛАСТЬ» ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ В РУБРИКЕ АРХИВ

НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ
«О материальном обеспечении семьи Л. И. Брежнева»

Постановление ЦК КПСС И Совета Министров СССР
от 13 ноября 1982 г. #993-278

Фото: AP
Приезжает Брежнев в Америку. Никсон дает банкет в его честь. Тот оглядывает стол, напитки и говорит:
— Ричард, у вас же за всем контроль. Откуда деньги на такое угощение?
Никсон подводит его к окну и говорит:
— Мост видишь? В бюджете на его постройку записали пять миллиардов, а построили за четыре с половиной. Разница — на столе.
Потом Никсон приезжает в Москву. Стол на банкете еще лучше. Никсон спрашивает:
— Леня, откуда такая роскошь?
Брежнев подводит его к окну и спрашивает:
— Мост видишь? Нет? Вот так-то
1. Установить Брежневой Виктории Петровне персональную пенсию союзного значения в размере 700 руб. и плюс 100 руб. дотации в месяц.
2. Сохранить за Брежневой В. П. бесплатно занимаемую в настоящее время госдачу с обслуживающим персоналом в количестве до 5 человек и коменданта госдачи, а также порядок ее охраны.
Указанную госдачу оставить на балансе, а обслуживающий персонал — в штатах 9-го управления КГБ СССР.
3. Предоставить по линии 9-го управления КГБ СССР Брежневой В. П. автомашину «Чайка» с двумя шоферами.
4. Закрепить за Брежневой В. П. квартиру 90 в доме #26 по Кутузовскому проспекту в г. Москве, установив, что оплата излишков жилой площади производится в одинарном размере.
5. Сохранить за Брежневой В. П. и членами семьи Брежнева Л. И. обслуживание в спецполиклинике и спецбольнице и санаторно-курортное обеспечение по линии 4-го главного управления при Минздраве СССР.
6. Сохранить за Брежневой В. П. право пользования (за деньги) столом заказов и бытовыми учреждениями (пошивочной и другими мастерскими) 9-го управления КГБ СССР, а также столовой лечебного питания на действующих условиях.

Секретарь Центрального Комитета КПСС Ю. Андропов Председатель Совета Министров СССР Н. Тихонов

*Максимальная пенсия по старости с учетом 20-летнего непрерывного стажа работы на одном предприятии составляла 132 руб.

Фото: РГАКФД\РОСИНФОРМ
На заседании Политбюро Брежнев говорит:
— Товарищи, я хочу поднять вопрос о старческом маразме. Дело зашло слишком далеко. Вчера на похоронах товарища Суслова. — оглядывает присутствующих.— Что-то я его здесь не вижу. Так вот, когда заиграла музыка, один я догадался пригласить даму на танец
Однако всеми этими благами вдова Брежнева пользовалась меньше четырех лет. В 1986 году по распоряжению Горбачева излишества в обслуживании бывшей первой леди СССР были устранены. Викторию Петровну лишили госдачи и «Чайки». Медицинским и санаторным обслуживанием, кроме нее, позволили пользоваться лишь детям Брежнева — Юрию и Галине. Наконец, уменьшили площадь квартиры. От апартаментов генсека, состоявших из трех соединенных между собой квартир, в том же 1986 году одну квартиру отделили, в результате чего квартира #90 стала лишь восьмикомнатной.
Еще одно разделение знаменитой квартиры произошло позднее, когда Виктория Петровна отдала ее половину своему внуку Леониду. В оставшейся части вдова генсека жила до своей кончины в 1995 году тихо и незаметно, оплачивая излишки площади так, как предписывало постановление ЦК и Совмина, и пользуясь немногими оставшимися у нее привилегиями.

Образ Леонида Ильича Брежнева в устном народном творчестве периода развитого социализма

Сталин обсуждает с маршалами план Курской битвы и, заканчивая, говорит:
— А теперь позвоним полковнику Брежневу. Одобрит ли он разработанный нами план?

Стук в дверь. Брежнев достает из кармана очки, бумажку и читает:
— Кто там?

В кремлевском коридоре к Брежневу подходит старушка.
— Вы меня не узнаете? — спрашивает.— Я Крупская. Вы мужа моего, Владимира Ильича, должны хорошо помнить.
— Ну как же! — отвечает Брежнев.— Помню, помню старика Крупского.

Брежнев входит на заседание Политбюро и говорит:
— А Пельше-то того, пора замену искать. Сам себя не узнает. Встречаю я его сегодня утром в коридоре, говорю: «Здравствуй, Пельше». А он молчит. Я ему опять: «Здравствуй, Пельше». Он опять молчит. Потом только сказал: «Здравствуйте, Леонид Ильич, но я не Пельше. «

В кремлевском коридоре Брежнев встречается с Сусловым.
— Леонид Ильич,— спрашивает Суслов,— что это у вас ботинки один желтый, другой черный?
— Да понимаешь, Миша, я и сам заметил. Пошел, хотел переобуться, а там тоже один желтый, другой черный.

Пасха. В кремлевском коридоре сотрудник встречается с Брежневым.
— Христос воскрес, Леонид Ильич!
Тут же навстречу второй.
— Христос воскрес, Леонид Ильич!
— Да знаю! Мне уже докладывали.

Брежнев прощается на аэродроме с одним из зарубежных гостей. Они долго обнимаются и целуются. Наконец гость улетает. Брежнев плачет. К нему подходит Суслов:
— Ну что вы, Леонид Ильич, перестаньте. Ведь политик-то он так себе.
— Зато как целуется! — утирает слезы Брежнев.

Едет Леонид Ильич по Москве, смотрит — памятник.
— Кому это памятник поставили? — спрашивает.
— Гоголю.
— А-а-а, я читал его произведение «Му-му».
— Леонид Ильич, «Му-му» написал Тургенев!
Брежнев возмущается:
— Нет, ведь как плохо поставлено у нас дело! «Му-му» написал Тургенев, а памятник зачем-то поставили Гоголю!

На поминках по Суслову выступает его лечащий врач:
— Наш главный враг — склероз — вырвал из рядов строителей коммунизма лучшего сына отечества!
— Наш главный враг — недисциплинированность,— ворчит Брежнев,— мы уже час сидим, а Суслова все нет.

Идет Брежнев по кремлевскому коридору, а навстречу ему шаркает Черненко.
Брежнев радостно говорит:
— Здравствуйте, товарищ Суслов!
Черненко опешил:
— Леонид Ильич, да вы что! Товарищ Суслов-то умер.
Брежнев после паузы:
— Да? Ну тогда, товарищ Суслов, до свидания.

Брежнев выступает по телевизору:
— Товарищи! В последнее время распространились слухи, что в автомобиле вместо меня возят чучело. Так вот, заявляю со всей ответственностью, что эти слухи — клевета. На самом деле в автомобиле вместо чучела возят меня.

источник

Никто не знал, что он умирал не один раз. Впервые – в 1976 году. И эта первая – клиническая – смерть навсегда провела черту между прошлым и будущим, превратив «дорогого Леонида Ильича» в беспомощного человека-манекена, вызывающего у народа и невольную жалость, и горький смех. А ведь кому-то было нужно, чтобы во главе огромной страны более шести лет оставался немощный старец.

После наводившего на всех страх Иосифа Сталина, после непредсказуемого реформатора Никиты Хрущева общество приняло Леонида Брежнева с огромным облегчением и доверием. Предшественника своего, Никиту Сергеевича, он не посадил, на повсеместной посадке кукурузы не зацикливался, перетряску аппарата прекратил – в общем, здраво мыслил и толково действовал. И возраст подходящий – еще и 60 не стукнуло, для советского руководителя почти молодой.

Родился Леонид Ильич 19 декабря 1906 года в селе Каменское Екатеринославской губернии (позже Днепропетровская область Украины) в семье потомственных рабочих. Интересно, что в официальных документах и паспортах, которые он получал в разное время, в графе «национальность» указано то «украинец», то «русский».

Виктория и Леонид Брежневы, 1927 г. wikimedia

Начинал свою карьеру землемером, окончив в 1927 году Курский землемерно-мелиоративный техникум. Женился в 22 года на Виктории Петровне Денисовой (по другим сведениям, Виктории Пинхусовне Гольдштейн), с которой познакомился на танцах. Виктория училась в Курском медицинском техникуме на акушерку. Всю жизнь она была верной женой, заботливой и любящей матерью двоих детей – Галины и Юрия – и никогда не красовалась рядом со знаменитым мужем в качестве «первой леди», хотя они прожили вместе более 50 лет.

Бригадный комиссар Брежнев, 1942 г. wikimedia

После «землеустроительного» периода Брежнев получил еще диплом инженера, в 25 лет вступил в партию. Войну провел на фронтах, в основном – на южном направлении. Был политработником, участвовал в нескольких боевых операциях.

Закончил войну генерал-майором, а 24 июня 1945 года на Параде Победы, шел во главе колонны как комиссар сводного полка 4-го Украинского фронта, вместе с командующим фронтом генералом армии Андреем Еременко.

Брежнев появился на московском партийном олимпе после многих лет работы в разных республиках – на Украине, в Молдавии, Казахстане. Кстати, именно в то время, когда он руководил партийной организацией Казахстана (1954 -1956), здесь началось освоение целины и закладывался комплекс Байконура. В Москву его «подвинул» Хрущев, в то время – Первый секретарь ЦК партии. В 1957 году Леонид Ильич стал членом Президиума ЦК и занялся наукоемкими отраслями промышленности, в том числе освоением космоса.

Мало кто знает, но в 1961 году он получил звезду Героя Социалистического Труда именно за подготовку к полету первого космонавта Юрия Гагарина.

Леонид Брежнев и президент США Ричард Никсон, 1973 г. wikimedia

В 1960 году с помощью Никиты Сергеевича Брежнев стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Однако партийная верхушка, недовольная политикой Хрущева, 14 октября 1964 года отправила «Никиту» на пенсию по состоянию здоровья. Брежнева избрали его преемником. Полагали, что он будет «промежуточной фигурой», пока окончательно решится вопрос о первом лице.

Однако, став Первым, а потом и Генеральным секретарем, Леонид Ильич продержался во главе страны целых 18 лет. Своих ближайших конкурентов Шелепина и Подгорного он потихоньку «задвинул», а талантливого руководителя правительства в 1964 -1980 годах Косыгина не жаловал и его экономическую реформу всячески тормозил.

Себя Брежнев окружил друзьями из прошлых времен и очень их оберегал. В их числе – Николай Щелоков, министр внутренних дел; Семен Цвигун – первый заместитель Председателя КГБ; Константин Черненко – ответственный работник ЦК партии и др.

Страна жила спокойно: нефть стоила дорого, экономика поднималась. Были подписаны важнейшие договоры с США – о сокращении стратегических вооружений, в 1975 году заключены Хельсинские соглашения, закрепившие политические и территориальные итоги Второй мировой войны. В 1977 году была принята Конституция «развитого социализма», и партия окончательно взяла верх над органами госуправления. Улучшилось благосостояние людей, продолжалось активное освоение космоса, в стране то и дело появлялись выдающиеся спортсмены, актеры, писатели.

Леонид Брежнев и лидер Югославии Иосип Броз Тито в Киеве в 1973 г. wikipedia

Хотя это время многие потом назвали «эпохой застоя», народ оценил его иначе. По опросам общественного мнения, проведенного почти через 30 лет после смерти Брежнева, в 2013 году, он назван лучшим главой Советского государства в XX веке.

Брежнева долгое время знали как энергичного, общительного, жизнерадостного человека, любителя охоты, рыбалки, веселых застолий и быстрой езды на автомобиле. Поначалу он был лишен комплекса «величия власти», страсти к стяжательству. Он был щедрым и снисходительным к соратникам: тех, кто провинился (и даже проворовался), не гноил в тюрьмах, а просто переводил на место пониже или отсылал и с глаз долой – куда-нибудь послом.

Правда, инакомыслящих при нем «перевоспитывали» гораздо жестче: без колебаний сажали в психушку или высылали из страны, лишая гражданства.

Со временем в Брежневе всё сильнее проявлялись барские замашки, росло число «обслуги» и тех, кто постепенно, но настойчиво создавал своеобразный культ личности «дорогого Леонида Ильича». Это случилось в начале 70-х годах прошлого века. Брежнев принимал дорогие подарки, с маниакальной настойчивостью стал украшать себя званиями и наградами: повесил себе четыре звезды Героя Советского Союза (столько заслужил полководец Георгий Жуков), получил даже орден «Победа», который вручали только самым прославленным военачальникам, «дослужился» до маршала СССР, назначил себя на кучу должностей. У него скопилось 117 советских и иностранных государственных наград, больше, чем у Сталина, Маленкова и Хрущева вместе взятых, и это вызывало у народа недоумение, насмешки и протест.

С начала 70-х годов все отчетливее было видно, что «дорогой Леонид Ильич» сдает с каждым днем. Говорили, что в 1972 году он пережил тяжелый инсульт. Но академик Чазов, который наблюдал за «вождем», уверял, что у Брежнева был инфаркт миокарда только в 1957 году, а вот с 1968 года появились предвестники атеросклероза мозговых сосудов, которые через пять лет усилились и привели к бессоннице.

Брежнев стал принимать снотворные, которыми его снабжали в обход врачей «сердобольные друзья». Особо негативную роль, по мнению многих, сыграла приближенная медсестра Нина Коровякова, которая «лечила» его недуги сильно действующими средствами, вызывавшими депрессию и вялость. В результате развивалась серьезная зависимость от этих наркотических средств.

Особенно заметно ухудшилось здоровье Леонида Ильича после 1976 года, когда он перенес клиническую смерть. Восстановиться до конца он так и не смог.

Генсек часто был заторможен, у него плохо работала челюсть, нарушалась дикция, вел он себя порой неадекватно, с трудом передвигался, с трудом говорил.

Астения (нервно-психическая слабость) и атеросклероз мозга мешали ему нормально работать – не более 2 -3 часов в сутки, потом он спал, смотрел телевизор. Иногда в неадекватном состоянии он садился за руль (у него была страсть к автомобилям, и в его пользовании их было несколько десятков) и гнал в любимое Завидово. Несколько раз попадал в аварии, в Крыму чуть не сорвался с обрыва. Он не мог адекватно оценивать ни собственное поведение, ни ситуацию в стране. Этим бессовестно пользовались подхалимы, карьеристы и взяточники всех мастей.

«Московские товарищи» в командировках не брезговали брать крупные подношения от местных властей. Не стеснялась и дочь генсека Галина, скупавшая бриллианты. Народу не сообщали о состоянии здоровья Брежнева – это было страшным секретом. И хотя его немощь была видна всем, «верного ленинца», накачав лекарствами, выводили на трибуны и демонстрировали по телевизору, мол, он вполне здоров и способен руководить государством.

Говорили, что сам Леонид Ильич стал проситься на покой. Якобы со середины 70-х годов начали искать ему преемника. Называли имя «хозяина» Ленинграда Григория Романова, но того постарались опорочить конкуренты. Предложили кандидатуру Юрия Андропова, однако в тот момент ее отвергли из-за болезни Юрия Владимировича. Выдвигали украинского лидера Владимира Щербицкого, но тот не ладил с Андроповым. Короче, никто не подошел. Скорее всего потому, что Леонид Ильич был очень удобен и ареопагу старцев – его ровесников, сидевших в Политбюро, таким как Устинов, Громыко, Черненко, Суслов, и всему партийному аппарату, который видел в Брежневе защитника системы и стремился сохранить режим своей власти, широкие привилегии, блага (бесплатные госдачи, огромные квартиры, доступ к дефицитным продуктам и товарам по льготным ценам) и «нажитое» добро.

Очень многие боялись расплаты за свои прегрешения. Недаром после смерти генсека некоторые из его бывших друзей попали за решетку, а иные (Щелоков, Цвигун) покончили жизнь самоубийством после представленных обвинений в коррупции и казнокрадстве. Да и как можно было «отпустить» такого генсека, который уже ни во что не вмешивался и никому не мешал?! Не беда, что в народе ходят про него анекдоты, скрытые и явные соперники так и не смогли поделить власть и держали Брежнева на посту до последнего. Он умер 10 ноября 1982 года.

источник

Четырежды Герой Советского Союза, Соцтруда и анекдотов Леонид Ильич Брежнев не был алкоголиком ельцинского калибра. Однако выпивка играла в его жизни пребольшую роль, как, впрочем, и сам он сыграл изрядную роль в жизни выпивки на Руси.

«Не понимаю я этот «аперитив». Зачем стоя пить?
Сел по-человечески за стол, принял рюмку, закусил — совсем другое дело».

Четырежды Герой Советского Союза, Соцтруда и анекдотов Леонид Ильич Брежнев не был алкоголиком ельцинского калибра. Однако выпивка играла в его жизни пребольшую роль, как, впрочем, и сам он сыграл изрядную роль в жизни выпивки на Руси.

Экономика СССР питалась продажей нефти на внешнем рынке и водки на внутреннем. При Брежневе страна запила по-черному. Генсек ввел в обиход пышные банкеты. На эпикурейских приемах в Кремле собиралось до 2500 человек, чтобы выпить за мир во всем мире и «лично дорогого Леонида Ильича». Как вспоминал кремлевский повар А. Глухов, водка 13 сортов текла рекой.

Брежнев совмещал в себе алкопривычки Сталина и Черчилля. Первый, как извест­но, заставлял ближний круг напиваться. Отказаться — значило впасть в немилость. Черчилль не расставался с коньяком. В случае Брежнева источником ежедневного вдохновения служила «Зубровка». По воспоминаниям начальника охраны В. Медведева, в его обязанности входило следить, чтобы этот продукт был под рукой генсека круглосуточно. Любое событие отмечалось «банкетом»: охота, митинг и даже прием парада на мавзолее. Тот же Медведев рассказывал: прямо на трибуне были оборудованы секретные столики с водкой и горячим вином для согрева лидеров страны.

История сохранила не много эпизодов, в которых Брежнев потерял лицо на почве перебора. Украинский партсекретарь Петр Шелест не мог забыть, как пьяный генсек на своем 65-летии читал со стула собственные стихи. А в память советского посла в США Добрынина запала встреча Брежнева с Никсоном.

Изрядно приняв виски, генсек стал жаловаться американцу на жизнь и тяжелый характер Косыгина, а наутро волновался, не сболтнул ли лишнего.

К началу 70-х Брежнев все охотнее отмечал рядовые события, с которых его частенько уводили сильно пьяным. В 1975 году после инфаркта и инсульта Брежнев почти завязал. Но и тогда генсек не бросил запивать лекарства «Зубровкой» — дескать, чтобы лучше усваивалось. Как и многие завязавшие, он любил смотреть, как пьют другие. Мог, например, заставить водителя купить водки и выпить на его глазах. Впрочем, причиной смерти стал не алкоголь, а возраст и пристрастие к снотворным. 18-летний период его правления позже всерьез называли «эпохой застоя», а в шутку — «эпохой застолья».

1906–1937. Родился в украинском селе Каменском, трудиться начал в пятнадцать лет, выпивать горилку — тогда же. Неуклонно повышает питейную квалификацию, работая кочегаром, землемером и заводским инженером-металлургом.

1938–1945. За строительство партийной карьеры берется еще до войны — в Днепропетровском обкоме. Продолжает на фронтах Великой Отечественной. Политрук Брежнев воюет на Северном Кавказе, обороняет Малую землю и встречает победу в Чехословакии в генеральском чине — под праздничный стук пивных кружек.

1946–1964. Перебирается из Украины в Молдавию. На XIX съезде КПСС избирается в ЦК, но после смерти Сталина не удерживается на посту и отправляется осваивать целину. По возвращении в Москву занимает пост Председателя Верховного Совета.

1964–1976. После свержения Никиты Хрущева был избран Генсеком, положив начало эпохе застоя и застолий. Советская алкогольная промышленность переживает в эти годы расцвет, обогатившись рецептами «Сибирской» и «Посольской», а также двумя видами водочных крышек — винтовой и «бескозыркой». Брежнев­ская попытка ввести питейный энтузиазм народа в здравые берега при помощи таких ограничителей, как торговля с 11 до 19 часов и принудительное лечение алкоголиков в ЛТП, терпит неудачу. Сам пьет все больше, настаивая, чтобы окружающие не отставали.

1976–1982. Последовавшие друг за другом инфаркт и инсульт становятся началом его конца, растянувшегося на семь лет. От скуки награждает себя орденами и пишет книги («Малая земля», «Возрождение», «Целина» издаются тиражом более 15 миллионов экземпляров каждая).

источник