Меню Рубрики

После инсульта не может глотать лечение

Глотание является безусловным рефлексом, который реализуется у человека с первых секунд его жизни – иначе говоря, даже новорожденному ребенку не приходится задумываться о том, как надо проглотить пищу, не говоря уже о взрослом. Этот механизм реализуется благодаря совершенству рефлекторной дуги, которая замыкается на уровне ЦНС.

При развитии ОНМК, когда происходит некроз участка ГМ, возникает нарушение состоятельности работы главного отдела нервной системы человека.

Соответственно, организм уже не в состоянии реализовать естественный механизм безусловного рефлекса – как следствие, возникает проблема с глотанием и прохождением пищи по желудочно-кишечному пути. Пусть даже не поражаются нервы, ответственные за работу пищевода, ротоглотки и других верхних отделов ЖКТ – проблема возникает по той причине, что при некрозе тканей ГМ погибают нейроклетки, составляющие центры регуляции вегетативных функций.

Одним из неблагоприятных последствий манифеста ОНМК является исчезновение или же нарушение осуществления безусловного глотательного рефлекса — достаточно сложного и многоступенчатого процесса, который обеспечивается согласованной работой многих мышечных групп и ЧМН.

Классифицировать первопричины расстройств акта глотания можно на механические и функциональные. В первом случае имеет место несоответствия размера потребляемой пищи просвету пищевода. Функциональные же расстройства возникают только лишь при проблемах с перистальтикой. Но и в том, и в другом случае, могут развиться крайне неблагоприятные последствия. Наиболее «простое» осложнение – это истощение организма и выраженная кахексия. Намного опаснее – аспирация (попадание содержимого из желудочно-кишечного тракта в дыхательные пути). Из-за этого может развиться дыхательная недостаточность, а также манифестировать тяжелейшая аспирационная пневмония, при которой наблюдается очень высокий процент летальности. При сочетании патогенетических механизмов с последствиями инсульта ситуация осложняется многократно.

Нарушение глотания при инсульте является одной из наиболее значимых проблем, причем как в плане лечения, так и в отношении реабилитации реконвалесцентов. Проведение терапии многократно усложняется по той простой причине, что пациент не в состоянии нормально принимать таблетированные и жидкие формы препаратов – да, большинство лекарств, которые используются для лечения различных видов ОНМК, вводятся парентерально, но есть и такие, которые представлены только лишь в таблетированной форме. Соответственно, препараты приходится измельчать, дабы можно было ввести их через назогастральный зонд вместе с пищей, ведь глотать пациент их не в состоянии. Это приводит к тому, что снижается эффективность проводимой терапии, так как принимать лекарства необходимо запивая водой, а не вместе с горячей пищей.

Дисфагия после инсульта значительно усложняет и процесс реабилитации.

Посмотрите сами, сколько проблем возникает с тем же назогастральным зондом (это трубка, которая протягивается из носовых ходов через ротоглотку в желудок, предназначена для кормления больных, которые не в состоянии глотать). Во-первых, его надо установить, что требует определенных навыков. Во-вторых, назогастральный зонд понадобится несколько раз в день промывать, дабы там не оставалась пища и не развивалась воспалительная реакция на инородное тело.

Как правило, при нарушении глотания возникают спазмы в глотке неврологического характера – это объясняется поражением центров ЦНС при манифесте инсульта. В том случае, если же не лечить дисфагию (под лечением дисфагии следует подразумевать последствия некротического поражения тканей ГМ), это осложнение может стать этиологическим фактором серьезных последствий, к которым относятся общее истощение организма, снижение массы тела, постоянные поперхивания, приступообразный кашель и возникновение воспаления легких. Именно исходя из этих соображений необходимо реабилитационный процесс начать как можно раньше.

Естественно, у родственников, которые досматривают больного инсультом, возникает закономерный вопрос относительно того, что же делать для того, чтобы обезопасить кормление и как проводить лечение, если же присутствует риск развития аспирационной пневмонии из–за несостоятельности глотательного рефлекса. На самом деле, все очень просто – достаточно будет установить назогастральный зонд, в этом нет ничего сложного. В крайнем случае, на первый раз можно пригласить медсестру, которая поможет выполнить такую манипуляцию, так как иначе вопрос не решить.

Главенствующими диагностическими процедурами в сложившейся ситуации принято считать видеографию и видеоэндоскопию. При проведении контрастного рентгенологического исследования механизма акта глотания при помощи флуороскопа можно будет установить стадию патологии и функциональные особенности, идентификация которых не представляется возможной без проведения эндоскопии. К таковым относятся подвижность корня языка, скорость факт наличия прохождения рентгеноконтрастного вещества в гортань.

Еще один важный момент – для обеспечения максимальной эффективности диагностического процесса необходима консультация ЛОР-врача.

Восстановить глотательный рефлекс, в принципе, можно. Механизм проведения реабилитационных мероприятий будет точно такой же, как и во всех остальных случаях – стимулирование оставшихся в живых нейроклеток приведет к тому, что они значительно разовьются, и своей безупречной работой смогут перекрыть все возникшие нарушения, к появлению которых и привел ОНМК.

Горло необходимо обследовать также на наличие других дефектов, чтобы в дальнейшем иметь возможность дать прогноз на восстановление нормальных жизненных функций. Иногда из-за каких-то индивидуальных особенностей процесс может затянуться.

Как правило, все проблемы с глотанием исчезают спустя 2-3 недели после инсульта, хотя зачастую возникают ситуации, при которых продолжительность периода восстановления значительно затягивается. Во избежание возникновения трудностей с кормлением пациента необходимо придерживаться определенных правил:

  1. Осуществить оценку возможности больного поднимать и держать выпрямленной голову. Для этого достаточно попросить покашлять или сглотнуть слюну. Если есть сомнения в состоятельности глотательного рефлекса, стоит дать ложку воды. В том случае, если не предвидится попытки проглотить воду, из-за чего она свободно выходит изо рта, и при этом возникает кашель – однозначно есть смысл проводить кормление только через зонд. Прошел первый глоток без всяческих осложнений – пожалуйста, можно пробовать кормить пациента с ложки и дальше;
  2. Вне зависимости от методики, введение пищи проводится только в положении полусидя. Кроме того, так больной должен пребывать после трапезы не менее получаса;
  3. Важно обеспечить не только должную консистенцию пищи, но еще и ее температуру – потребляемая еда должна быть и не холодной, и не горячей. Оптимальной будет комнатная температура.

По крайней мере, первое время реабилитации глотка будет практически у каждого больного с трудом воспринимать пищу, а кроме того, им тяжело говорить. Конечно же, речь не идет о том, что затрудненный процесс потребления пищи гарантированно приведет к возникновению аспирации, однако кормить инсультника, которого только-только отправили на реабилитацию необходимо жидкой и кашицеобразной пищей, которая будет без особых проблем проходить по пищеварительному каналу.

Установка желудочного зонда, предназначенного для того, чтобы кормить пациента, выполняется на относительно длительный срок, который составляет порядка 3-4 месяцев (важный момент – установка новой трубки должна быть осуществлена не позднее 3 недель с момента ее введения, а указанный ранее срок актуален для всего временного промежутка использования зонда). Непосредственно введение пищи выполняется с помощью шприца Жане или системы для проведения капельного энтерального питания (в крайнем случае, можно использовать самый простой шприц). Подойдет для реализации этих целей и воронка, однако способ не так удобен.

Как правило, первый раз подобную процедуру выполняют еще в медицинском учреждении, и пациентов с уже установленным зондом выписывают на дальнейшую реабилитацию домой, предварительно проведя обучение родственников уходу за этим устройством и правильной организацией питания.

Организация питания через зонд – это лучший вариант, который только может быть в случае больного с инсультом. Помимо этого, с наличием зонда и лечить пациента будет намного проще, так как не придется переживать по поводу того, что он поперхнется таблеткой или аспирирует. Возможно, конечно же, при выраженном рефлюксе, попадание содержимого желудка в трахею, но это бывает крайне редко, и только у очень тяжелых больных. В большинстве случаев нарушить физиологический механизм, при котором надгортанник перекрывает дыхательные пути, а перистальтика обеспечивает продвижение химуса по желудочно-кишечному пути, весьма и весьма проблематично.

Некоторые пациенты (чаще их родственники), интересуются относительно того, можно ли через назогастральный зонд вводить средства народной медицины (различные отвары и настои целебных трав, прочие снадобья). Так вот, технически, такая возможность имеется – можно вместо еды в зонд направлять эти средства, однако любое вмешательство в разработанную тактику ведения пациента должно быть осуществлено только после консультации лечащего врача.

Бывают ситуации, при которых проглатывание пищи даже в обход ротовой полости (через назогастральный зонд) приводит к расстройству перистальтики, а также вызывает рвотные позывы. Это очень неблагоприятные ситуации, которые многократно усложняют процесс реабилитации и ухода за больным человеком. Смотрите сами – для того, чтобы такой пациент смог относительно «нормально» жить, понадобится установка гастростомы (сообщения между желудком и окружающей средой). То есть, в данном случае устанавливается трубка в желудок и выводится на переднюю брюшную стенку. Жидкая пища, точно также, как и через назогастральный зонд, вводится шприцем через установленную гастростому.

Уход за этим устройством намного сложнее, чем в случае с назогастральным зондом, а кроме того, возрастает риск инфицирования, так как имеется непосредственный контакт с окружающей средой.

Обратите внимание на то, что если установка гастростомы выполняется по жизненным показаниям, паллиативную операцию выполняют в любом случае, независимо от наличествующих факторов риска.

Восстановление глотания выполняется в двух направлениях:

  1. Компенсаторные приемы — обучение правильному положению тела и головы во время глотания.
  2. Разработка группы мышц, принимающих участие в глотании. Специальный комплекс упражнений, необходимых для восстановления подвижности, а также различных видов чувствительности в области рта и гортани.

Выполнение всех упражнений принесет эффект только при условии их регулярности.

Не менее актуальным является вопрос относительно того, возможно ли при питании через назогастральный зонд восстанавливать способность к совершению глотательного рефлекса, ведь если же не будет стимулирования, то и ни о какой реабилитации не может быть и речи – аппарат, ответственный за выполнение глотания, элементарно не получает необходимой нагрузки.

Но на самом деле все обстоит несколько иначе – в организме человека на генетическом уровне заложена своеобразная подсознательная память, и реабилитация утраченных безусловных рефлексов в значительной степени происходит сама по себе, без какого-либо стимулирования со стороны.

Рефлекторная дуга, будучи достаточно сложной и многоступенчатой, постепенно восстанавливает свою активность. Конечно же, этот процесс становится возможен только в том случае, если же оставшиеся в живых нейроклетки головного мозга берут на себя выполнение функций некротизировавшихся центров регуляции. Понятное дело, что при наличии проводимой работы с пациентом, реабилитация глотательного рефлекса будет проходить намного быстрее.

Реабилитация безусловного рефлекса является очень долгой и затруднительной процедурой – восстановить условный рефлекс, на самом деле, намного проще, так какрефлекторная дуга в последнем случае будет в разы примитивнее устроена.

В любом случае не стоит отчаиваться – только лишь от пациента и его близких зависит то, насколько быстро восстановится способность самостоятельно глотать пищу.

Необходимо любыми методами стимулировать активность мускулатуры, которая принимает участие в осуществлении акта глотания. Эту функцию можно восстанавливать и специальными упражнениями, и физиотерапевтическими процедурами. Генерация электрических импульсов будет способствовать улучшению сократимости миофибрилл.

источник

Одним из тяжелых проявлений острого нарушения мозгового кровообращения являются расстройства глотания с нарушением поступления пищи из полости рта в пищевод (орофарингеальная, ротоглоточная, «высокая» дисфагия), которые традиционно рассматриваются в рамках бульбарного или псевдобульбарного синдромов.

Инсульты как причина нарушения глотания составляют 25 % случаев из всех неврологических заболеваний, прежде всего — инфаркты головного мозга (80 %). При этом дисфагия в остром периоде инсульта отмечается в 64-94 % случаев, чаще всего — в первые 3-10 дней; в восстановительном периоде — у 23-50 % пациентов, причем около 11 % больных на этапе реабилитации еще нуждаются в проведении зондового питания. Смертность среди пациентов с инсультом, имеющих дисфагию, составляет 27—37 %.

Опасность нарушения глотания заключается в высоком риске развития дыхательных осложнений, аспирационных пневмоний, дегидратации тканей и обусловленной недостаточностью питания активации катаболических процессов.

В целом инфекции нижних дыхательных путей развиваются у 12-30 % пациентов с инсультами. У больных с нарушениями глотания аспирационные пневмонии развиваются в 30—48 % случаев. Одним из основных путей попадания микроорганизмов в дыхательную систему является аспирация содержимого ротовой полости и носоглотки, что наблюдается у 40—50 % больных с инсультами и повышает риск развития пневмоний в 5—7 раз.

Читайте также:  Какие обезболивающие можно принимать при инсульте

Наличие дисфагии у больных с инсультом и с развившейся пневмонией повышает летальность в 2,5—3 раза. Рентгенологическое исследование выявляет у больных с инсультами проявления дисфагии в 80 % случаев и признаки аспирации пищи — в 45-56%.

Выявление рентгеноскопических признаков снижения или отсутствия глоточного рефлекса в 12 раз повышает риск развития инфекционных заболеваний дыхательной системы (ИЗДС), а риск развития стойкой дисфагии тесно связан с обнаружением рентгеноскопических проявлений попадания содержимого ротовой полости в преддверие гортани или замедленной эвакуации содержимого ротовой полости, а также с наличием любых клинических признаков нарушения глотания.

Комбинация таких клинических исходов, как стойкая дисфагия, развитие ИЗДС или рентгеноскопические признаки аспирации, чаще выявляется у лиц с попаданием содержимого ротовой полости в гортань, с его замедленной эвакуацией, у пациентов старше 70 лет и у больных мужского пола.

Наряду с аспирацией риск развития пневмоний повышают угнетение сознания и нахождение на искусственной вентиляции легких (ИВЛ), питание через назогастральный зонд, пожилой возраст, множественная локализация инсультных очагов, инфаркт миокарда, артериальная гипертензия, фибрилляция предсердий, предшествующие заболевания легочной системы, сахарный диабет, гастропротекция ингибиторами прогонной помпы.

Ведение больных с пневмониями в условиях блока интенсивной терапии для инсультных пациентов снижает 30-дневную летальность в 1,5 раза.

Факторы, повышающие риск развития пневмонии у больных с инсультом:

  • Аспирация.
  • Угнетение сознания.
  • Нахождение на ИВЛ.
  • Питание через назогастральный зонд.
  • Пожилой возраст.
  • Множественная локализация инсультных очагов.
  • Инфаркт миокарда.
  • Артериальная гипертензия.
  • Фибрилляция предсердий.
  • Предшествующие заболевания легочной системы.
  • Сахарный диабет.
  • Прием ингибиторов протонной помпы.

При этом развитие ранних (до 72 часов) пневмоний определяется наличием предшествующих инсультов, тяжестью состояния больного, локализацией очагов поражения в стволе головного мозга или в мозжечке, а поздних (после 72 часов) — наличием кардиодилатации, предшествующей патологией легких и коматозным состоянием.

Всем пациентам с инсультом независимо от тяжести поражения необходимо проводить стандартизированный скрининг на дисфагию, что статистически значимо снижает риск развития нозокомиальной пневмонии и требует наличия в учреждениях стандартных протоколов скрининга на дисфагию.

Патогенез нарушений глотания связан с развитием бульбарного синдрома в 13,5 % случаев наблюдений, псевдобульбарного синдрома — в 31,2 % и синдрома нарушения формирования пищевого болюса — в 55,3 %. Признаки нескольких синдромов могут сочетаться у одного и того же больного.

При полушарных инсультах более тяжелая дисфагия и более частые респираторные осложнения отмечаются при двусторонней локализации очагов поражения (у 55,5 и 66,6 % пациентов соответственно), реже — при правополушарной (37,5 и 25 %) и левополушарной (23 и 15,3 %) локализации очагов.

Двустороннее поражение корково-ядерных путей является причиной развития псевдобульбарного синдрома, правосторонняя локализация процесса при вовлечении корковых и субкортикальных структур обусловливает расстройство гностической составляющей функции глотания, а левосторонняя — развитие щечно-язычной, оральной апраксии, что также вызывает нарушение глотания. Поражение мозжечка тоже может обусловливать развитие дисфагии за счет дискоординации деятельности мышц языка и глотки.

При этом правополушарная локализация инсультного очага сочетается с преимущественным нарушением инициации акта глотания, расстройствами глоточной фазы глотательного процесса, высоким риском аспирации и медленным восстановлением глотательной функции (более 2—3 недель) на фоне незначительных нарушений орального транзита пищевого болюса.

Левополушарные инсульты сопровождаются нарушениями ротовой фазы акта глотания с некачественной обработкой пищевого болюса, нарушением транзита пищи в полости рта, расстройством управлением слюноотделением и чувством затрудненности движений мышц губ и языка с более быстрым восстановлением, чаще всего — в течение 1—3 недель.

При инсультах с двусторонним поражением полушарий наблюдается нарушение как оральной, так и фарингеальной фазы глотания с преобладанием оральной дисфункции и более длительным восстановлением.

При стволовых инсультах отмечается изолированное или сочетанное нарушение оральной и фарингеальной фазы глотания со значительным увеличением риска аспирации и респираторных осложнений и медленным восстановлением.

При полушарной (супратенториальной) локализации очагов ишемии наиболее связанными с развитием дисфагии оказались зоны поражения, расположенные во внутренней капсуле, первичной соматосенсорной, моторной и дополнительной моторной коре, глазнично-лобной коре, подкорковых ядрах — скорлупе, хвостатом ядре и других базальных ганглиях, в отличие от очагов, расположенных в островке и в височно-теменной коре.

При этом после коррекции данных с учетом тяжести инсульта по шкале NIHSS и объема очага поражения статистическая значимость указанной связи сохранялась лишь для очагов с поражением внутренней капсулы.

Наличие дисфагии у пациентов с инсультом более чем в 6 раз увеличивает затраты на лечение и реабилитацию выживших больных, учитывая и длительность восстановления нарушенной функции: проведение видеофлюороскопии через 6 месяцев после развития инсульта выявляет субклинические признаки нарушения глотания более чем у 50 % выживших больных.

Афферентными структурами, обеспечивающими акт глотания, являются рецепторы, расположенные на слизистой языка, неба, глотки, центростремительные волокна и сенсорные ядра V, IX и X пар черепных нервов, а эфферентными — двигательные ядра V, VII, IX, X и XII пар черепных нервов и их центробежные волокна к поперечнополосатым мышцам языка, щек, мягкого неба, глотки и верхней трети (шейная часть) пищевода.

Центральное звено составляют стволовые центры регуляции глотания, которые являются ядрами ретикулярной формации ствола головного мозга и находятся в дорсолатеральных отделах продолговатого мозга с двух сторон ниже ядер одиночного пути, корковые центры глотания, расположенные в задних отделах лобных долей, корковые центры указанных сенсорных и двигательных анализаторов в пре- и постцентральной извилинах, центры праксиса и гнозиса в теменных долях (предклинье), механизмы памяти и волевой инициации (островок, поясная извилина, префронтальная кора), а также связи всех этих образований между собой.

Физиологически акт глотания является рефлекторным и состоит из 3 фаз (поражение нервной системы обусловливает нарушение первых двух фаз):

  • оральная (ротовая) — произвольная,
  • (оро)фарингеальная (глоточная, ротоглоточная) — быстрая, короткая непроизвольная;
  • эзофагеальная (пищеводная) — медленная, длительная непроизвольная.

Стволовые центры регуляции глотания связаны с дыхательным и сосудодвигательным центрами ретикулярной формации, что обеспечивает задержку дыхания и учащение сердечной деятельности во время глотания. Корковые центры глотания реализуют произвольную регуляцию акта глотания.

Клиническая картина синдрома дисфагии обусловлена центральным или периферическим парезом мышц языка, мягкого неба и мышц-констрикгоров глотки и проявляется следующими симптомами:

  • затруднение при жевании, депонирование пищи за третичной щекой;
  • выпадение пищи изо рта во время еды;
  • слюнотечение или неспособность сглатывать слюну;
  • нарушения проглатывания пищи;
  • срыгивание;
  • поперхивание при проглатывании слюны, жидкости или жидкой пищи;
  • кашель или покашливание до, во время или после глотания;
  • изменение качества голоса во время или после глотания;
  • затрудненное дыхание, прерывистое дыхание после глотания.

Целостная клиническая картина нарушения глотания определяется топикой патологического процесса и может быть различной в зависимости от полушарной или стволовой локализации очага поражения, а также может сопровождаться другими сопутствующими симптомами «по соседству».

При повторных (в том числе лакунарных и «немых») кортикальных и субкортикальных (полушарных) инсультах (в случае двустороннего поражения кортикобульбарных путей) — клиника псевдобульбарного синдрома:

  • нарушение функции жевания и отвисание нижней челюсти (центральный парез жевательных мышц);
  • расстройство функции глотания в оральной фазе (нарушение формирования пищевого комка и продвижения его к корню языка) за счет нарушения движений языка или щеки (центральный парез мышц языка или щеки);
  • афазия (при корковых инсультах в доминантном полушарии);
  • дизартрия (при субкортикальных инсультах или корковых инсультах в недоминантном полушарии), обусловленная центральным парезом артикуляционных мышц — языка, мягкого неба, гортани, щек и губ;
  • рефлексы орального автоматизма;
  • насильственный смех и плач;
  • букколингвальная (щечно-язычная, оральная) апраксия;

При стволовых инсультах — клиника бульбарного синдрома:

  • поперхивание при проглатывании слюны, жидкости или жидкой пищи, обусловленное попаданием их частичек в гортань и трахею;
  • выявление остатков твердой пищи в щечных карманах, обусловленное парезом мышц языка или щеки;
  • попадание жидкости или жидкой пищи в нос, обусловленное парезом мышц мягкого неба;
  • затруднение проглатывания твердой пищи, обусловленное парезом мышц-констрикторов глотки;
  • назолалия—носовой, «гнусавый» оттенок голоса, обусловленный неполным перекрыванием небной занавеской входа в полость носоглотки;
  • ощущение кома в горле;
  • дисфония — изменение звучности и тембра голоса, обусловленное парезом истинных голосовых связок; голос становится осиплым, хриплым, сила фонации снижается вплоть до афонии с сохранением только шепотной речи;
  • дизартрия, обусловленная периферическим парезом мышц языка, мягкого неба, гортани;
  • нарушения сердечного ритма в виде тахикардии, ритма дыхания;

Симптомы, обусловленные развитием аспирации:

  • поперхивание или кашель после глотания;
  • прерывистое или затрудненное дыхание, удушье после глотания;
  • изменение качества голоса после глотания — «влажный», «булькающий» голос, хрипота, временная утрата голоса;
  • измененный произвольный кашель.

Более 2/3 случаев аспирации протекают клинически незаметно и выявляются уже на стадии аспирационной пневмонии («немая», «тихая» аспирация).

Выделяют 3 типа аспирации:

1) предглотательная — аспирация происходит во время жевания пищи при подготовке к глотанию;

2) интраглотательная — аспирация происходит при прохождении пищи через глотку;

3) постглотательная — аспирация происходит вследствие того, что часть пищи остается на задней стенке глотки и попадает в дыхательные пути при их открытии с первым вдохом после глотания.

Перед началом кормления больного с инсультом необходимо провести оценку глотательной функции. В результате оценки предикторов аспирации до и после водной глотательной пробы определяют риск аспирации: высокий — в случае выявления двух и более предикторов и низкий — при наличии одного предиктора; риск аспирации отсутствует, если указанные предикторы не выявляются:

  • перед пробой: дизартрия; дисфония;
  • измененный, ненормальный кашель;
  • снижен или отсутствует глоточный рефлекс;
  • сразу после проглатывания воды — кашель;
  • в течение 1-й минуты после проглатывания воды — изменение голоса (просят протяжно произнести звук «а»).
  • клинико-анамнестический;
  • клинико-неврологический;
  • клинико-инструментальный.

Сведения о нарушении глотания можно получить при опросе самого больного, его родственников или ухаживающих лиц, а также из сообщений медицинского персонала.

Необходимо обращать внимание на неконтролируемое слюнотечение, вытекание жидкости изо рта, апраксию или плохую координацию орофарингеальной мускулатуры, слабость лицевых мышц, поперхивание, кашель, одышку или приступы удушья во время глотания, затруднение в начале глотания, характер пищи, при принятии которой возникает дисфагия, носовую регургитацию, изменения качества голоса после глотания — появление носового или «влажного» оттенка голоса, состояние дыхательной функции в покое.

В то же время пациент может не предъявлять жалоб на расстройство глотания вследствие нарушения осознания факта дисфагии или снижения чувствительности в полости рта или в глотке, что требует определения риска аспирации при помощи объективных тестов.

Клиническое исследование заключается в проведении неврологического осмотра с целью установления топического и клинического диагноза в целом и для определения состояния глотательной функции в частности.

Прикроватное клиническое исследование акта глотания является основой экспертизы глотательной функции. В то же время сохранность глоточного рефлекса не всегда является показателем безопасного глотания. У почти половины больных аспирация не сопровождается клинически выраженными проявлениями — так называемая «тихая» аспирация.

Клиническое исследование состояния глотательной функции включает:

  • осмотр мягкого неба в покое;
  • осмотр мягкого неба во время фонации;
  • определение небного и глоточного рефлексов;
  • осуществление глотательного теста.

При осмотре мягкого неба в покое необходимо обращать внимание на отклонение небного язычка от срединной линии в здоровую сторону и провисание небной занавески на стороне пареза мышц мягкого неба.

Во время фонации определяют подвижность небной занавески и язычка мягкого неба при протяжном произношении звуков «а» и «э». При этом отмечается усиление отклонения небного язычка от срединной линии в здоровую сторону и отставание или отсутствие подтягивания небной занавески на стороне пареза мышц мягкого неба.

Методика исследования небного рефлекса: шпателем прикасаются к слизистой оболочке мягкого неба по очереди с двух сторон симметрично. Раздражение слизистой оболочки мягкого неба вызывает подтягивание небной занавески кверху, одинаково выраженное с обеих сторон. Отсутствие или отставание подтягивания небной занавески с одной стороны по сравнению с противоположной свидетельствует о парезе или параличе мышц мягкого неба (феномен «кулисы»).

Читайте также:  Для чего трубка в горле при инсульте

Методика исследования глоточного рефлекса: шпателем прикасаются к слизистой оболочке задней стенки глотки по очереди симметрично с двух сторон от средней линии. Раздражение слизистой оболочки задней стенки глотки вызывает глотательные, а иногда даже рвотные или кашлевые движения. Снижение выраженности или отсутствие этой ответной реакции с одной стороны по сравнению с противоположной свидетельствует о парезе или параличе мышц-констрикторов глотки.

Двустороннее отсутствие или симметричное снижение небного и глоточного рефлексов может быть не связано с органическим поражением головного мозга.

Описано и применяется достаточно много вариаций проб с оценкой глотательной функции. При подозрении на аспирацию проводится тест пробного глотания («пустая» глотательная проба) в виде проглатывания больным собственной слюны. Существуют и другие подобные тесты, когда больному дают небольшое количество воды в чайной ложке, или тест с 3 чайными ложками воды, которые предлагают выпить по очереди и после каждой из них наблюдают за появлением признаков аспирации (кашель, изменение звучности голоса).

При успешности выполнения указанных проб проводят собственно глотательную пробу, которая существует в 2 вариантах: водная глотательная проба и провокационная глотательная проба.

Методика проведения водной глотательной пробы (The Water Swallowing Test): пациенту предлагают проглотить 90 мл (вариации в различных клиниках — от 30 до 150 мл) воды из чашки без остановки. Появление в течение одной минуты после этого кашля или грубого «влажного» голоса свидетельствует о наличии дисфагии.

Глотательная провокационная проба является двухэтапной, применяется менее часто, способствует выявлению скрытой формы дисфагии.

Методика проведения глотательной провокационной пробы (The Water Provocation Test, Swallowing Provocation Test): болюсно через маленький носовой катетер (внутренний диаметр 0,5 мм) в верхнюю часть глотки вливают 0,4 мл дистиллированной воды, затем еще 2 мл, что вызывает непроизвольное глотание. Латентное время измеряется секундомером от момента введения воды до начала глотательного движения, которое проявляется визуально наблюдаемым характерным гортанным движением.

С целью объективного подтверждения дисфагии также проводится глотательный тест с хронометрированием проглатывания воды. В случае отсутствия глоточного рефлекса в полной мере выполнить этот тест, как и диагностировать аспирацию, не представляется возможным.

Методика проведения глотательного теста «на время»: пациенту предлагается выпить 150 мл воды из стакана так быстро, как только он может. При этом фиксируется время опорожнения стакана и количество глотков, а затем рассчитываются скорость глотания и средний объем глотка. Скорость глотания ниже 10 мл/с указывает на наличие дисфагии.

Возможно дополнение глотательного теста пищевым, когда пациенту предлагают проглотить небольшой кусочек пудинга, помещенный на спинку языка.

Инструментальные методы для оценки дисфагии и аспирации у больных с инсультами также достаточно многочисленны:

  • видеорентгеноскопия;
  • трансназальная фиброэндоскопия;
  • пульсоксиметрия;
  • электромиография субментальной группы мышц.

Видеорентгеноскопия (видеофлюороскопия, видеорентгеноскопическое исследование глотания с барием) является золотым стандартом оценки глотания, проводится обычно в боковой проекции, позволяет визуализировать все фазы глотания, показать механизм дисфагии и выявить «тихую» аспирацию.

Чаще всего аспирация развивается вследствие нарушения функции глотания в фарингеальную фазу, когда отмечается расстройство закрытия гортани или парез глоточных мышц. Целью исследования является определение консистенции пищи, не вызывающей дисфагии, и позы или маневра, обеспечивающих безопасное для пациента глотание.

Методика видеорентгеноскопии глотания: пациент сидит под углом 45-90° и поглощает жидкость или пищу различной консистенции, насыщенную барием. Общее время исследования — 10—15 минут. Запись можно сохранять и воспроизводить в замедленном режиме для оценки акта глотания и аспирации в дыхательные пути.

Вместе с тем плотность бария значительно отличается от плотности нормальной пищи, и поэтому прохождение бария все же не может в полной мере позволить оценить риск аспирации обычными продуктами. При этом не существует стандартного протокола для объема и консистенции применяемого бария, процедура видеорентгеноскопии относительно сложна и трудоемка, невозможно провести обследование больным, которым трудно поддерживать вертикальное положение.

Нерентгенологическим золотым стандартом функциональной диагностики нарушений глотания и оценки морфологических причин дисфагии в течение уже 25 лет является трансназальная фиброэндоскопия (назо-эндоскопия, волоконно-оптическая эндоскопическая оценка глотания), позволяющая проводить видеомониторинг акта глотания в режиме реального времени и записывать видеоизображение для последующего анализа.

Методика трансназальной фиброэндоскопии: назо-эндоскоп проводят через нос и размещают до уровня язычка или мягкого неба таким образом, чтобы обеспечить обзор глотки и гортани. Исследование безопасно и может повторяться так часто, как это необходимо. В результате оценивают анатомические особенности глотки и гортани, физиологию акта глотания, прохождение пищи из полости рта в глотку, наличие аспирации и ответ на компенсаторные маневры.

Процедура трансназальной фиброэндоскопии также дает возможность определения консистенции пищи, не вызывающей дисфагии, и позы или маневра, обеспечивающих безопасное для пациента глотание.

Контроль степени насыщения крови кислородом во время проведения прикроватных глотательных проб повышает положительную прогностическую ценность скрининга до 95 % и позволяет обнаруживать до 86 % случаев аспирации при минимизации перорального приема жидкости — достаточным является прием 10 мл воды.

Общепринятым стандартом ведения больного с инсультом является оперативная оценка функции глотания. Скрининг на дисфагию должен быть проведен как можно раньше после госпитализации больного (как только позволит его состояние), до начала перорального приема препаратов, жидкости или пищи, но не позже 24 часов с момента поступления в стационар.

Мониторинг нарушений глотания должен проводиться ежедневно на протяжении всего периода госпитализации. Чаще всего при инсультах безопасность глотания восстанавливается в течение от нескольких дней до нескольких недель (в большинстве случаев — в течение срока до 3 месяцев), что во многом обусловлено функциональной реорганизацией моторной коры неповрежденного полушария. В дальнейшем при сохранении явлений дисфагии оценка нарушения глотания проводится каждые 2—3 месяца на протяжении первого года, затем каждые 6 месяцев.

Стратегия предупреждения осложнений и восстановления нормального глотания включает прямые и непрямые методы.

  • оптимизация положения пациента с инсультом во время приема пищи;
  • модификация консистенции пищи и напитков;
  • правила безопасного глотания;
  • компенсаторные приемы во время глотания.
  • реабилитационные орофарингеальные упражнения;
  • стимуляция структур полости рта и глотки:
  • электростимуляция чрескожная и внутриглоточная;
  • термальная тактильная стимуляция;
  • транскраниальная магнитная стимуляция двигательных проекционных зон полости рта и глотки;
  • иглорефлексотерапия;
  • поведенческая терапия.

Скрининговые тесты направлены на раннюю прикроватную оценку дисфагии и могут быть выполнены средним медицинским персоналом инсультной команды. Цель обследования при этом состоит в следующем:

  • оценка уровня сознания пациента и его способности принимать участие в обследовании, а также оценка степени постурального контроля (способности сидеть в вертикальном положении самостоятельно или с поддержкой), что обусловливает в целом возможность кормления пероральным путем;
  • наблюдение за гигиеной полости рта и степенью контроля оральной секреции;
  • наблюдение за проявлениями нарушений ротоглоточной фазы глотания (одышка, кашель, «влажный» голос);
  • оценка качества голоса пациента, функции мышц и чувствительности полости рта и начальных отделов глотки, возможности кашлять;
  • при необходимости — проведение тестов с глотанием воды (для оценки аспирационного риска).

Примеры используемых в мировой практике скрининговых тестов:

  • Massey Bedside Swallow Screen (2002);
  • Timed Test of Swallowing and Questionnaire (1998);
  • Screening Tool for Acute Neurological Dysphagia (STAND) (2007);
  • Standardized Swallowing Assessment (SSA) (1993, 1996,1997,2001);
  • Gugging Swallowing Screen (GSS) (2007);
  • Toronto Bedside Swallowing Screening Test (TOR- BSST) (2009);
  • Bames-Jewish Hospital Stroke Dysphagia Screen (BJH-SDS) (2014).

Единый общепринятый для всех клиник тест не определен, однако тесты GSS и TOR-BSST показали наибольшие чувствительность и специфичность. При этом использование в тесте 8 или 10 чайных ложек воды повышает чувствительность теста TOR-BSST с 79 % при использовании 5 ложек до 92 % и 96 % — при использовании 8 или 10 ложек соответственно.

При проведении сравнительного исследования с видеофлюороскопией скрининговый тест BJH-SDS показал чувствительность и специфичность для выявления дисфагии 94 и 66 % соответственно, а для выявления аспирации 90 и 50 %.

В случае выявления в результате скрининга признаков дисфагии в дальнейшем при помощи теста ASHA проводят полную оценку глотания для уточнения причин, характера (какая именно фаза глотания нарушена) и тяжести нарушений. При этом оценка включает детальный контроль фаз глотания, двигательный и сенсорный статус ротовой полости, анализ данных анамнеза. При необходимости назначается инструментальное исследование глотательной функции.

Необходимо контролировать консистенцию и объем пищи с целью улучшения транзита пищевого болюса. Стандартной практикой является изменение консистенции пищи и жидкости (необходим переход на мягкую пищу и густую жидкость), а также запрет приема пищи через рот для самых тяжелых больных. Вместе с тем, если это возможно, питание через рот является предпочтительным

Для профилактики аспирации у больных с нарушениями глотания необходимы правильные организация процесса кормления и подбор консистенции пищи. При этом одной-единственной диеты при дисфагии не существует. Стандарты модификации твердой и жидкой пищи у больных с инсультами и нарушением глотания различаются в разных странах.

Правила кормления больных с инсультами, имеющих нарушения глотания:

  • пациенты с имеющейся аспирацией должны начинать принимать пищу только после получения инструкций для предотвращения аспирации;
  • необходима тщательная ревизия полости рта перед приемом пищи (для удаления накопившихся бактерий со слизистой полости рта) и после окончания кормления (оставшаяся пища может быть аспирирована);
  • нужен контроль над необходимостью использования зубных протезов; зубы и протезы необходимо чистить не менее 2 раз в день, чтобы быть уверенным в чистоте полости рта;
  • кормление необходимо проводить только в положении сидя (туловище под углом 90°), с опорой под спину, при необходимости можно обеспечить поддержку пациента подушками; нельзя кормить лежащего пациента;
  • прием пищи должен проводиться в спокойной обстановке. Пациент должен есть не торопясь и не отвлекаясь на разговоры, телевизор, радио;
  • необходимо наблюдать за симптомами дисфагии во время приема пищи и в течение 30 минут после еды; при этом в течение 30-60 минут должно сохраняться вертикальное или близкое к нему положение тела пациента для обеспечения пищеводного клиренса и желудочной секреции и уменьшения рефлюкса;
  • проводящий кормление должен находиться на уровне глаз пациента;
  • одномоментно можно давать только небольшое количество пищи, кратность приема при этом необходимо увеличить;
  • при кормлении пищу закладывают с непораженной стороны небольшими порциями;
  • во время кормления необходимо обеспечить наклон головы кпереди, нельзя запрокидывать голову пациента кзади;
  • кормление проводится с чайной металлической ложки и с низкой скоростью (пациенты с правополушарными инсультами отличаются импульсивностью и склонностью к глотанию в слишком быстром темпе);
  • не рекомендуется использовать столовые ложки и ложки из пластика у пациентов с повышенным рефлексом прикуса;
  • необходимо научить пациента брать пищу и подносить ее ко рту рукой или сразу двумя руками. Если он может пользоваться для еды ложкой, нужно сделать ручку ложки толще — это облегчит ее удержание (можно использовать кусок резинового шланга или сделать ручку из дерева);
  • в момент проглатывания пищи необходимо поворачивать голову в сторону поражения — в сторону паретичных мышц глотки или языка;
  • необходимо удостовериться в завершении глотания, прежде чем предлагать следующую порцию;
  • если больной не может всасывать жидкость, нужно научить его пить с ложки; поощряется безопасное глотание из широкой чашки или стакана;
  • для стимуляции глотания можно использовать трубочку для питья или поильник с длинным носиком, который препятствует отклонению головы кзади и, таким образом, уменьшает риск аспирации;
  • необходимо научить пациента подносить пищу или жидкость к середине рта, а не сбоку, и брать пищу в рот, используя губы, а не зубы;
  • необходимо научить больного держать губы сомкнутыми, а рот закрытым, когда он жует или проглатывает пищу. Если нижняя губа отвисает книзу, нужно научить пациента поддерживать ее пальцами;
  • после еды необходимо проследить, чтобы во рту не оставались кусочки пищи, — нужно прополоскать рот или очистить ротовую полость салфеткой. Если пациент поперхнулся, надо дать возможность откашляться, поить при этом не следует, так как жидкость легко проникает в дыхательные пути.
Читайте также:  Задачи и методика лфк при инсульте

Требования к пище при кормлении больных с инсультами, имеющих нарушения глотания:

  • пища должна выглядеть аппетитно;
  • добавление лимонной кислоты в пищу улучшает глотательный рефлекс за счет улучшения вкуса и стимуляции кислотой;
  • пища должна быть достаточно теплой, так как пациентам с дисфагией необходимо длительное время для ее приема. Если больной не чувствует теплую пищу во рту, кормить нужно едой комнатной температуры;
  • твердую и жидкую пищу необходимо предлагать в разное время, напитки следует давать до или после приема пищи;
  • лучше всего переносится полужесткая пища: запеканка, густой йогурт, протертые овощи и фрукты, жидковатые каши, желе, суфле, котлеты;
  • необходим подбор консистенции пищи (мягкая пища, густое пюре, жидкое пюре) и жидкости (консистенция мусса, йогурта, густого киселя, сиропа, воды). Во все жидкости рекомендуется добавлять загустители, например, крахмал или пищевой желатин. Следует помнить, что при более жидких пище или питье труднее сделать безопасный (без аспирации) глоток. Супы или твердые продукты можно довести до однородной массы с помощью блендера или миксера;
  • рекомендуются сухофрукты и кисломолочные продукты (кефир, простокваша), особенно лежачим больным со склонностью к запорам;
  • рекомендуется обеспечить пациента достаточным количеством солей калия (курага, изюм, капуста, картофель, инжир) и магния (каши из гречневой и овсяной крупы);
  • необходимо исключить из рациона продукты, часто вызывающие аспирацию, — жидкость обычной консистенции (вода, соки, чай), или легко крошащиеся — хлеб, печенье, орехи;
  • не рекомендуются мясо кусками и цитрусовые, волокна которых тяжело пережевываются;
  • не рекомендуется смешивать пищу и напитки в один прием — пить желательно до или после еды.

В общем виде специальная диета включает 4 различные консистенции: плотная жидкость, протертая, измельченная и мягкая рубленая пища. При мягкой диете исключаются все жесткие, мелкие и волокнистые частицы пищи. При этом мясо может иметь 3 консистенции: рубленое, измельченное и молотое.

Рубленая пища является фактически полужесткой и более предпочтительной по сравнению с пюре, так как в ней больше волокнистых структур, стимулирующих глотание.

Протертая пища имеет консистенцию пудинга и обычно легче глотается, чем более привычная диета, поскольку при этом она является достаточно густой, чтобы формировать пищевой комок, стимулирует чувствительность слизистой рта и улучшает возможность глотания. В то же время при кормлении протертой пищей также имеется риск аспирации.

Меньший риск развития аспирации имеют больные, получающие густые жидкости, по сравнению с получавшими пищу жидкой консистенции.

Различают 4 типа консистенции жидкости:

  • консистенция мусса (жидкость держится на вилке);
  • консистенция йогурта (жидкость стекает с вилки крупными каплями);
  • консистенция сиропа (жидкость окутывает вилку, но быстро стекает с нее);
  • консистенция воды (жидкость сразу стекает с вилки).

В остром периоде инсульта консистенцию жидкостей подбирают в зависимости от возможностей больного. При этом сначала предпочтительнее использовать для кормления густую жидкость (мусс, йогурт, кисель, кефир), которая гораздо легче проглатывается, чем вода, поскольку медленнее проходит по ротоглотке и тем самым оставляет больше времени для подготовки к началу глотания.

Затем постепенно, по мере восстановления функции глотания, переходят к более текучим жидкостям. До восстановления у больного функции глотания необходимо избегать жидкостей обычной консистенции (вода, соки, чай, молоко). Если пациент очень плохо глотает жидкости, можно добавить жидкость в твердую пищу и довести пищу до консистенции жидкого пюре. Не рекомендуется использовать сухую пищу — хлеб, печенье, крекеры, орехи.

В связи с тем, что в целом больные с инсультами потребляют недостаточное количество жидкости и характеризуются дегидратацией, особенно пациенты с аспирацией, выявленной при проведении видеофлюороскопии, получающие густые жидкости и принимающие диуретики, необходим прием достаточного количества жидкости в течение суток.

  • изменение положения головы (поворот в сторону поражения — в сторону паретичных мышц глотки или языка) для уменьшения вероятности аспирации;
  • пригибание подбородка к грудине перед моментом проглатывания пищи, которое способствует сопоставлению надгортанника и черпаловидно-подгортанной складки и приводит к закрытию дыхательных путей во время глотания;
  • в дополнение к этому приему возможен одновременный наклон туловища кпереди;
  • двойное глотание — осуществление повторного глотательного движения с целью минимизации рефлюкса после глотания и предотвращения новой аспирации;
  • кашель после глотания — осуществление кашлевых движений после проглатывания пищи с целью предотвращения аспирации.
  • прием Шейкер — в положении лежа на спине поднимать голову в течение нескольких секунд, повторяя это 20 раз. Способствует улучшению открытия верхнего сфинктера пищевода за счет укрепления надподъязычной мышцы и уменьшению тем самым остатков пищи в глотке после глотания;
  • прием Мендельсона — длительное сокращение надподъязычньгх мышц с целью обеспечения подъема гортани, открытия верхнего сфинктера пищевода и закрытия дыхательных путей;
  • прикоснуться кончиком языка к мягкому небу с открытым ртом, а затем — с закрытым (6-8 раз);
  • крепко удерживая кончик языка зубами, сделать глотательное движение (должно ощущаться напряжение в глотке и затруднение в начале глотания);
  • глотание капли воды из пипетки;
  • при возможности: глотание слюны, капель воды, сока или просто имитация глотательных движений (выполнять упражнение только после консультации с врачом);
  • имитирование знакомых движений (6—8 раз): жевание; покашливание; рвотные движения; зевание с широко раскрытым ртом, с шумом втягивая воздух; зевание с закрытым ртом; изображение свиста без звука, напрягая ротовую полость; полоскание горла; храпение на вдохе и на выдохе (подражание спящему); прожевывание и глотание манной каши; глотание большого куска; сильно надуть щеки и удерживать их в этом состоянии 5-6 секунд;
  • произношение звуков (6-8 раз): твердо произносить гласные звуки «а», «э», «и», «о», «у»; поочередно повторять звуки «и/у». Глоточные мышцы должны напрягаться; твердо произнести звуки «а» и «э» (как бы тужась); высунув язык, имитировать звук «г»; беззвучно произносить звук «ы», выдвигая вперед нижнюю челюсть; на сколько хватает выдоха тянуть звук «м», сомкнув губы; постукивая пальцами по гортани на одном выдохе, тянуть звук «и» то низко, то высоко; произносить несколько раз, удерживая кончик высунутого языка пальцами, звуки «и/а» (разделяемые между собой паузой); высунуть язык и, не убирая его, произносить звук «г» пять раз.

Новыми лечебными методиками являются нейромышечная электростимуляция глоточных мышц (чрескожная и внутриглоточная), транскраниальная магнитная стимуляция и метод биологической обратной связи.

Использование электростимуляции глоточных мышц позволяет увеличить вероятность выраженного клинического улучшения функции глотания более чем в 5 раз и вероятность восстановления функции глотания — более чем в 3 раза при уменьшении проявлений аспирации на 30 % и риска развития аспирационных осложнений — в 5 раз. Уменьшению проявлений дисфагии статистически значимо способствуют также иглорефлексотерапия и поведенческая терапия.

Транскраниальная магнитная стимуляция по 20 минут в день в течение 5 дней способствовала улучшению времени реакции глотания, уменьшению числа аспираций жидкости и остатков пищи, но не оказывала эффекта на время орофарингеального транзита и закрытие гортани.

Энтеральные методы включают питание посредством назогастрального зонда или чрескожной эндоскопической гастростомии. Парентеральное питание используется в случае невозможности применения энтерального — при противопоказании или непереносимости последнего, и должно быть ограниченным во времени.

Раннее питание через назогастральный зонд улучшает выживаемость больных, поэтому рекомендуется постановка зонда в первые 48 часов после развития инсульта. Вместе с тем зондовое питание только частично уменьшает риск развития пневмоний, что связывают с богатым содержанием микроорганизмов в ротовой полости; любые нарушения нормального питания при этом способствуют развитию инфекций нижних дыхательных путей.

Назогастральный зонд легко устанавливается, но и также легко засоряется, и легко может быть намеренно извлечен самим пациентом или непреднамеренно удален в случае плохого закрепления, при умывании, одевании пациента или при его любых других движениях, при рвоте. В целом смещение назогастрального зонда происходит у 58—100 % пациентов.

Удаление назогастрального зонда может быть более ранним у больных с полушарным инсультом по сравнению с пациентами с поражением ствола мозга, у более молодых, с легким началом заболевания и с лучшим восстановлением функционального состояния.

В случае невозможности восстановления безопасного глотания в краткосрочной перспективе (в течение 3—4 недель) необходимо осуществлять организацию энтерального питания посредством чрескожной эндоскопической гастростомии (предпочтительнее по сравнению с хирургической), что может быть отложено на несколько недель.

Есть сведения о 5-кратном уменьшении смертности в течение 6 недель при питании с помощью чрескожной эндоскопической гастростомии по сравнению с питанием через назогастральный зонд, что связывают с использованием небольших порций пищи. При необходимости длительной нутритивной поддержки (более одного месяца) чрескожная эндоскопическая гастростомия также более предпочтительна по сравнению с назогастральный зондом, поскольку является более удобной.

У пациентов со сниженным глоточным рефлексом возможно применение периодического ротоглоточного кормления, при котором перед каждым приемом пищи зонд вводится в глотку через рот, порции пищи и пищевые добавки вводятся со скоростью не более 50 мл/мин, после чего зонд удаляется и промывается водой.

Для энтерального питания используют специальные энтеральные гиперкалорические полисубстратные сбалансированные смеси из расчета 2200—3000 ккал/сут. Применяют смеси нутризон, нутризон энергия, нутрикомп АДН стандарт, у больных сахарным диабетом — нутрикомп АДН файбер и другие — по 500—2000 мл/сут (25—150 мл/ч).

Энтеральные смеси можно назначать в виде единственного способа питания через зонд, а также в качестве смешанного энтерально-перорального или энтерально-парентерального питания. При этом можно пить смесь через трубочку или наливая в стакан, как питьевой йогурт.

Полное парентеральное питание представляет собой внутривенное введение 500—1000 мл 10-15% раствора аминокислот (инфезол 40 и инфезол 100), 1000 мл 20% раствора глюкозы и 500 мл 20% раствора жировой эмульсии 2—3-го поколений (липофундин, Medialipid, Stmctolipid и LipoPlus, SMOF Lipid соответственно). При этом глюкозу и глюкозосодержащие растворы можно вводить не ранее чем через 7—10 суток после поступления пациента при условии стабильных показателей глюкозы сыворотки крови (не более 10 ммоль/л).

Более технологичными являются системы парентерального питания «все в одном» (кабивен, оликлиномель, нутрикомп липид). При этом в одном контейнере, представляющем собой трехсекционный мешок, содержатся растворы аминокислот, глюкозы и жировых эмульсий в различных комбинациях и могут включаться электролиты. Такая технология обеспечивает использование одной инфузионной системы и одного инфузионного насоса и стабильную скорость введения содержимого.

Рекомендуется также использование пищевых добавок, что ассоциируется с сокращением пролежней и увеличением потребления энергии и белка.

Профилактическое назначение антибактериальных препаратов у больных с инсультами является недопустимым, поскольку обусловливает подавление роста чувствительных к ним эндогенных микроорганизмов и размножение — резистентных, что в дальнейшем потребует применения более дорогих антибиотиков.

Антибиотикотерапия рекомендуется лишь в следующих случаях:

  • повышение температуры тела более 37 °С;
  • ослабленное дыхание при аускультации легких и появление одышки;
  • нарушение откашливания;
  • катетеризация мочевого пузыря;
  • образование пролежней.

С учетом наибольшей доли грамотрицательной микрофлоры, стафилококка и анаэробных бактерий в этиологии госпитальных пневмоний у больных с тяжелыми формами инсульта при первых признаках пневмонии до получения результатов определения чувствительности к антибиотикам следует назначать антибиотики широкого спектра действия — цефалоспорины I—IV поколения (в сочетании с аминогликозидами) или фторхинолоны II—IV поколения (ципрофлоксацин, левофлоксацин, гатифлоксацин, моксифлоксацин), часто в сочетании с метронидозолом или с современными макролидами.

В связи с высокой ото- и нефротоксичностью аминогликозидов I поколения применяются препараты II поколения. Гентамицин и тобрамицин назначаются по 3—5 мг/кг/сут в 1—2 введения парентерально. Препаратом резерва может быть аминогликозид III поколения амикацин, который вводят по 15-20 мг/кг/сут в 1-2 введения. При этом аминогликозиды не эффективны в отношении пневмококка и уступают другим эффективным антистафилококковым антибиотикам как более токсичные.

Возможна монотерапия карбапенемами: имипенем — по 0,25-1 г каждые 6 ч (до 4 г/сут), меропенем — по 0,5-2 г каждые 8-12 ч.

Возможно сочетанное применение комбинированных защищенных антисинегнойных уреидопенициллинов (тикарциллин/клавулановая кислота, пиперациллин/тазобактам) с амикацином.

В большинстве случаев при адекватном выборе антибиотиков длительность антибиотикотерапии составляет 7—10 дней. При атипичных пневмониях или стафилококковой этиологии длительность лечения возрастает. При пневмониях, вызванных грамотрицательными энтеробактериями или синегнойной палочкой, лечение должно продолжаться не менее 21—42 дней.

источник