Меню Рубрики

У мамы инсульт как с ней жить

Сообщение madam Anna » 26 май 2014, 16:19

Сообщение Елена М » 26 май 2014, 20:03

инсульт — не желание жить. Найдите точку опоры в себе и покажите своим примером своей маме. Заставить ее жить вы не сможете. Что-то в вашей жизни происходит, на что вы не хотите обратить внимание. Вот вам и дали «зеркало». Еще я услышала в вас обиду на маму (читайте на себя, Бога) за то, что она не хочет стараться выздороветь. У моей мамы случился инсульт как следствие неудачной попытки суицида. Я ей сказала — скоро будет внук, надо жить мама. Внука правда нет уже 5 ый год, но после моих слов мама как-то ожила. Последствий инсульта не было. Я сейчас не про свою фразу, а про ориентир, на который человеку нужно опереться. Сначала это должны сделать вы сами. В себе. Тот случай с нашей семьей и мамой очень мне помог найти СВОЮ точку опоры. И это вера в Божью волю. Любви вам и терпения!

Сообщение Иннуариевна » 26 май 2014, 20:48

Сообщение madam Anna » 29 май 2014, 08:18

[quote=»Елена М»] madam Annа, здравствуйте!

инсульт — не желание жить. Найдите точку опоры в себе и покажите своим примером своей маме. Заставить ее жить вы не сможете. Что-то в вашей жизни происходит, на что вы не хотите обратить внимание. Вот вам и дали «зеркало». Еще я услышала в вас обиду на маму (читайте на себя, Бога) за то, что она не хочет стараться выздороветь. У моей мамы случился инсульт как следствие неудачной попытки суицида. Я ей сказала — скоро будет внук, надо жить мама. Внука правда нет уже 5 ый год, но после моих слов мама как-то ожила. Последствий инсульта не было. Я сейчас не про свою фразу, а про ориентир, на который человеку нужно опереться. Сначала это должны сделать вы сами. В себе. Тот случай с нашей семьей и мамой очень мне помог найти СВОЮ точку опоры. И это вера в Божью волю. Любви вам и терпения![/quote] Да, вы правы,у меня были почти всегда сложные отношения с мамой,она никогда нас (детей) не обнимала,не целовала и не гладила,с детства помню какое-то раздражение по отношению к нам.,и обиды были,особенно в подростковом возрасте.Никогда не было желания поделиться с ней чем-то личным,сокровенным,наоборот,хотелось от нее все скрыть. Она,конечно,обижалась на это,но к откровениям не располагала. Временами даже появлялось какое-то дикое раздражение. Мама всегда говорила,что я самый вредный человек на свете. И часто повторяла,что прочитала о том,что дети,от которых хотели избавиться,но все-таки родили,потом всю жизнь подсознательно «мстят»,вот я и мщу ей.Проходишь все заново и понимаешь,что обижаться не на кого.Хоть и работала я над собой достаточно интенсивно в плане обид и претензий к родителям,сама чувствую некоторые отголоски,чувствую,как нет-нет,да и «накроет»,думаю,что меня специально держат «в тонусе»,чтобы не расслаблялась на пути к любви. После книг С.Н. на многое раскрылись глаза,многое поняла,и работы еще на всю жизнь хватит. Хочется ведь,чтобы с моими детьми у меня было иначе,слава Богу,это так. Отпустила все,на все воля Божья,и стало полегче. Спасибо за совет!

Сообщение madam Anna » 29 май 2014, 09:02

Сообщение Елена М » 29 май 2014, 10:49

Держитесь, вы мудрая женщина . Бог испытаний не по силам не дает

мне пришло чувство, что перед вашим зачатием это от вашей души была просьба к маме от вас отказаться. и сейчас вам надо простить себя в маме, что она отказывается жить. А маме вашей сейчас нужно одно — почувствовать себя очень нужной и быть прощенной (в душе). Обнимаю!

Сообщение Евгениячер » 30 май 2014, 18:20

Сообщение Елена Б » 05 июн 2014, 06:22

Инсульт — это болезнь ревнивых. У меня у мамы были микро-инсульты, но т.к. она знакомы с исследованиями СНЛ, возможно в силу характера, я с ее стороны сильных претензий и обид не наблюдала.
У свекрови моей был инсульт полтора года назад. Парализовало левую сторону. Ситуация похожа на вашу. И слезы, и истерики, и обиды. Перед инсультом у старшего внука был перелом правой ключицы. Я так понимаю мальчик не может принять будущие испытания, и у него могут быть проблемы с детьми. Свекр за ней ухаживает, лечат они друг друга я вам скажу. К сожалению в этой семье только я знакома с СНЛ, и сына пытаюсь направить. Ревность. она у всех нас периодически лезет, а за ней гордыня прет.
Меня тоже лечат на зависимость от контроля, от будущего, от любимых.
Стараюсь все принимать с благодарностью и любовью. Хотя эмоции на автомате выдают и гнев и раздражение.
Говорят, что Бог не по силам испытаний не дает, и что он испытывает тех, кого любит.
Самое главное постараться настроиться на любовь. Если у меня внутри нарастает гнев и раздражение, я пытаюсь отстраниться, молиться и прошу прощения.

Автор, вам терпения. Ведь мы на тонком уровне все едины, будете меняться сами, и мама ваша начнет чувствовать изменения.

Я молюсь о том, чтобы для моих близких и родных Любовь стала единственной целью в жизни, ее сохранение и отдача Творцу.

Сообщение madam Anna » 06 июн 2014, 12:33

[quote=»Елена Б»]Инсульт — это болезнь ревнивых. У меня у мамы были микро-инсульты, но т.к. она знакомы с исследованиями СНЛ, возможно в силу характера, я с ее стороны сильных претензий и обид не наблюдала.
У свекрови моей был инсульт полтора года назад. Парализовало левую сторону. Ситуация похожа на вашу. И слезы, и истерики, и обиды. Перед инсультом у старшего внука был перелом правой ключицы. Я так понимаю мальчик не может принять будущие испытания, и у него могут быть проблемы с детьми. Свекр за ней ухаживает, лечат они друг друга я вам скажу. К сожалению в этой семье только я знакома с СНЛ, и сына пытаюсь направить. Ревность. она у всех нас периодически лезет, а за ней гордыня прет.
Меня тоже лечат на зависимость от контроля, от будущего, от любимых.
Стараюсь все принимать с благодарностью и любовью. Хотя эмоции на автомате выдают и гнев и раздражение.
Говорят, что Бог не по силам испытаний не дает, и что он испытывает тех, кого любит.
Самое главное постараться настроиться на любовь. Если у меня внутри нарастает гнев и раздражение, я пытаюсь отстраниться, молиться и прошу прощения.

Автор, вам терпения. Ведь мы на тонком уровне все едины, будете меняться сами, и мама ваша начнет чувствовать изменения.

Я молюсь о том, чтобы для моих близких и родных Любовь стала единственной целью в жизни, ее сохранение и отдача Творцу.[/quote] Очень похоже на меня! Настраиваюсь на любовь,маме это особенно сейчас надо видеть в нас,но нет-нет,и накроет.. То,что ревность периодически лезет,это да. Остается работать,работать и работать,т.к. мама всегда была ревнивой и обидчивой,и ее мама тоже,ясно,откуда ветер дует,и детям досталось. :ahhh: Лечат сейчас всю нашу семью по полной. Так же,как ваш свекор и свекровь,мои родители лечат друг друга,так же стараюсь правильно ориентировать своих детей. Отцу больше всех достается, мне нужно работать,основной уход на нем. Так сложилось,что его привычная картина жизни рухнула в один момент. 2 года назад он вышел на пенсию,сразу получил диабет,в основном лежал перед телевизором,а тут приходится заниматься мамой. Она обижается на него по любому поводу,и всем,что он делает,недовольна,впрочем,почти как всегда. Чувствую даже в ее голосе,в интонациях обиду. Папа вдруг стал любезничать с ее подругами,хотя раньше,когда они приходили,просто высовывался из комнаты,чтобы сказать «здрасьте»,и снова к телику. Родственница пошутила — может,запасной аэродром уже ищет? Я-то понимаю,что не просто так все происходит,»терапия» у них такая. Вот на него совсем обид нет,здесь реагирую,как на ребенка,с улыбкой смотрю на эти выкрутасы. На бытовом уровне у нас,конечно,стычки возникают,но как-то сглаживается все,без обид и осадка. А вот с мамой почему-то не так. Приходится упорно работать и молиться,чтобы все обиды ушли именно из глубины души,чувствую,что есть они там еще. С маминой стороны больше проблем по роду,для меня это очевидно.Сначала недоумевала,почему у нее,знакомой с системой С.Н.,такая реакция,потом успокоилась,значит,не проходит она испытание на сохранение любви. Думала,что мы с ней «команда»,и сможем вытянуть семью на путь Любви ,меняясь сами. Значит,больше работать надо мне,учить детей. Любая ситуация — толчок к любви. Все мы учимся любить,развиваемся и жизненные ситуации дают нам именно такие,чтобы сделать нас лучше и ближе к Богу. Желаю всем успехов на этом поприще!

Сообщение madam Anna » 06 июн 2014, 12:35

[quote=»Елена М»]Держитесь, вы мудрая женщина . Бог испытаний не по силам не дает

мне пришло чувство, что перед вашим зачатием это от вашей души была просьба к маме от вас отказаться. и сейчас вам надо простить себя в маме, что она отказывается жить. А маме вашей сейчас нужно одно — почувствовать себя очень нужной и быть прощенной (в душе). Обнимаю![/quote] Спасибо!

Сообщение madam Anna » 06 июн 2014, 13:16

источник

Привет, меня зовут Кирилл, мне 26 лет, недавно устроился в крупную компанию, где хороший коллектив, классная зп и мне действительно нравится делать то, что я делаю. Нравится работа. У меня отличные отношения с руководством и вроде как все стало хорошо, но 3 дня назад у матушки случился инсульт. 3 по счету. 1 она перенесла так, что даже не почувствовала ничего, лишь когда случился 2, мы узнали о существовании 1го.
2 был не очень сильным и она перенесла его на ногах, я был рядом (тогда еще жил с ней) и она просто убиралась дома, как внезапно начала плохо говорить, возникли проблемы с речью и я тут же вызвал скорую, в течении часа она была доставлена в отделение.
Город у нас маленький, сейчас я переехал в большой, но матушка все еще живет там, одна. На ней несколько кредитов, коллекторы звонят, она нервничает и жалуется часто мне что не на что жить. После того как я нашел хорошую работу, я стал помогать, ежемесячно кидаю ей на карту деньги, помогаю. Созваниваться стали реже конечно, но я не испытываю в этом потребности, потому что никогда не был с мамой духовно близок, мы жили очень долго вместе, очень-очень и я только недавно начал вести самостоятельную жизнь, зарабатывать, жить с тем человеком, с которым хотел, поэтому за все те года что мы были вместе — я устал от нее, мне хочется свободы, хочется насладится жизнью, которая только сейчас появилась.
И вот 3 инсульт. Мне позвонили в вскр, в 12 часов дня, — «Кирилл, мама не вышла на работу, мы пытаемся ее найти, ключи у тебя есть от ее квартиры».
Я вызываю такси и еду к ней в город в области, открываю дверь и она лежит на полу кухни, зовет меня. Подруги ее в истерике (они были со мной).
Глядя на все это, я охуеваю. Мы с какими то с врачами и соседями переносим маму на пледе прямо в машину скорой помощи, я с ней конечно. Приезжаем, а там оказывается что у нее парализована левая сторона, но очевидно частично, потому что чувствительность сохранена и она чувствует как трогают ее ногу и руку.
Сейчас она лежачая, я меняю памперсы ей, иногда ставлю утку когда просит. (с головой у нее все в порядке, все она помнит и всех узнает, знает что с ней случилось и что она в больнице, единственное что взгляд «пьяный» как у всех инсультников)
Сегодня у меня был нервный срыв, потому что еще один инсульт это реально пиздец, ведь при первом я и так угрохал половину здоровья, нервы ни к черту и ревел каждый день, а ведь в тот раз ничего не было парализовано и она очень быстро отошла, но похоже в этот раз не все так просто.
Сейчас я думаю о том, как это — ухаживать за лежачим человеком. Мне нужно будет уволится? Вернуться в этот маленький город? Бросить любимого человека? Бросить друзей?
Тяжело осознавать что есть мысль «лучше бы она умерла». Ведь у нас была лежачая бабушка и это был треш. Я это проходил.
Еще тяжелее осознать что не хочешь ухаживать за ней, что хочешь все оставить, уехать обратно, вернуться к своей жизни. хочешь продолжить жить, ведь всего лишь 26 лет.

Если у вас была лежачая бабушка, то и мама знает что это треш, и я тоже знаю что это треш. Лично я бы не хотела, чтобы мой сын бросал свою жизнь, отношения и карьеру ради того чтобы менять мне памперсы, потому что я хотела бы чтоб он был счастлив, а не пожертвовал бы своей жизнью ради моего комфорта. НО, лежачий больной сам за собой ухаживать не может, и всем людям хочется чувствовать что они не безразличны. Оптимально было бы конечно перевезти её в свой город, поселить где-то недалеко (самому будет проще), и нанять человека который будет ухаживать, а самому регулярно навещать, и всячески поддерживать. Меня бы как мать это устроило на все 100 процентов, но люди разные бывают. Что подумают люди — плевать, потому что любое действие будет неправильно и суждено: бросил мать одну — козел, перевёз к себе и живёт на её пенсию — козел, сам все бросил и приехал — квартира нужна. И конечно, честно и откровенно обсудить с ней самой.

источник

Сколько уже баек «она никогда не была счастлива».. Ну а кто же виноват?? Условия у людей жизни — одинаковые изначальные.
И сам выбирает человек — счастливым быть или нет. кто-то смотря сквозь решёшётку видит небо, а кто-то видит только решётку закрывающую небо.

Каждому Бога даёт то, что он заслужил. Ваша мать — заслужила это. А отец — паралич. Вот и расхлёбывают.
Гордые и надменные люди всегда такое получают. Поклонение идеалам.. тема старая.

а я считаю,что человек при любом раскладе должен сохранять человеческое лицо.Тем более по отношению к тем,кто его не бросил и ухаживает.

Читайте также:  Задачи и методика лфк при инсульте

У человека умерла часть мозга. Он при всем желании не способен себя контролировать. Вы к слабоумным претензии будете тоже предъявлять?

Автор, сиделка нужна обязательно — маме надо помочь.
Вы тоже подключитетсь, если есть возможность — либо маму разгрузите, либо забирайте ее с собой куда-либо, развеяться.

Поддерживайте ее, устраивая маленькие праздники.

И вообще — помогайте больше ей, потому что в паре отец-мама отец более беспомощный физически, но маме все же приходится хуже и тяжелее.

Также за сиделку будет страшно, а вдруг он ее ударит, он очень злой и агрессивный.

Медбрата наймите.
С опытом работы в психбольнице.
Этот найдет подход к старому разбойнику.

Физическую помощь и материальную помощь мы с сестрой оказываем, хотя у нас маленькие детки, еще и по году нет. В церковь она ходит, но улучшений я не вижу, в церкви ей говорят это ее крест, и должна его принимать и она с этим согласна. Ни одна сиделка с ним нянчиться не будет, он у нас буйный если что сразу ругаться матом, ор и крики. Если я ей даю денег чтобы она приоделась, то она себе ничего не покупает. Я просто хочу чтобы моя мама стала счастливой

Автор, в каждом вашем посте я вижу просто таки полнейший психологический тупик. Я вас понимаю, прошла через это. Вы даже сами сейчас не способны АДЕКВАТНО, подчеркиваю, адекватно воспринимать ситуацию. Инсульт — это настолько физиологически и психологически сложная штука, что даже сами врачи толком не понимают всех деталей. И уход за такими больными нужен профессиональный, иначе свою жизнь згубите. Ваша задача сейчас не в том, что бы помочь отцу (его заскоки это увы уже навсегда), а в том, что бы вытаскивать мать из этой трясины. Но из ваших слов понятно, что мать смирилась с таким раскладом. Я вижу тут всего 2 выхода, и оба кардинальные:
1. интернат и спец учреждения. Да совесть будет щеметь, да тяжело будет и дорого, но! ваши нервы будут в порядке (а это дорогого стоит)
2. сиделка. Позволит вашей матери слегка воспрять духом, но все равно жизнь с больным человеком это крест на жизни и здоровьи.

С опытом работы в психбольнице.

Этот найдет подход к старому разбойнику.

Всем спасибо за советы, спасибо что откликнулись, хочу еще пояснить что папе было 48 лет когда у него случился инсульт, маме столько же, они ровесники, сейчас им по 52 соответственно. Мама ничего не хочет, его она не бросит, да и мы тоже, ни о каком интернате даже речи нет. Психологи же ей говорят сдайте его в интернат, но она так никогда не поступит. Отдыхать ехать не хочет, хотя не однократно предлагали. Ей нужна встряска чтобы жить дальше, но какую встряску сделать я не знаю.

Вот и я такая же, как Ваша мама. Мужу 60, я моложе его, он полностью лежачий больной уже год. Бросить его я не могу, ухаживаю сама. Каждый этот вопрос для себя решает сам. Ничего нет плохого в том, чтобы нанять сиделку, это даже полезно и самому больному, потому как она сделает все более профессионально, а у родственников будет больше времени и сил на общение с больным человеком, не будет такого раздражения и усталости. Мама Ваша боится, видимо (как и я), что если она уедет на отдых или отлучится куда-то, то он умрет без нее, что будет скучать сильно. И потом нас загрызет совесть и чувство вины. Особенно, если в здоровой жизни супруги жили дружно и любили друг друга. Я тоже так думаю, и сама не могу оставить мужа ни на кого, хотя сами больные не осознают это так, как думаем мы. Они живут в своем мире. Они не скучают так, как мы, у них нет понятия времени, связи между событиями. Она так живет сейчас, иначе не может, иначе ее до конца дней будет терзать совесть и груз вины, которого на самом деле нет, конечно. Никто не виноват, так случилось.Просто уделяйте вашей маме больше времени, говорите чаще, как вы ее любите, как она нужна вам, стройте планы на будущее, обсуждайте интересные вещи, устраивайте праздники дома — это очень нужно, хоть и трудно ее заставить участвовать в этом. А вот оторвать от мужа даже на время для отдыха у вас ее не получится, она не сможет его оставить. Я сужу по себе. Держитесь! и удачи Вам во всем. Пишите. если захотите.

источник

Инсульт молодеет с каждым годом. Всё чаще нарушение мозгового кровообращения происходит у мужчин и женщин до 50 лет. Нашей героине было всего 24 года , когда она попала в нижегородскую больницу с сильнейшей головной болью , которая оказалась предвестником болезни. По счастливому стечению обстоятельств Дарина оказалась на операционном столе вовремя , и врачи сделали всё возможное , чтобы последствия инсульта были минимальными. Дарина рассказала нам , как приступ разделил жизнь надвое и научил радоваться простым вещам.

Инсульт у меня случился 31 января 2019 года. В тот день ничего не предвещало беды. Я вместе с коллегами поехала в картинг-центр. И когда проходила круг на большой скорости , почувствовала невыносимую боль — словно что-то взорвалось в голове. Мне стало плохо , я сжала зубы и подумала: «Главное — не упасть в обморок». После чего потеряла сознание , и мой карт на полном ходу взрезался в ограждение. Минут через двадцать я очнулась. Пока ждали скорую , я сама передвигалась , выходила на улицу , хотя в таких случаях человек должен находиться в горизонтальном положении. Просто окружающие не знали толком , что со мной случилось и что нужно делать. Помню , как ехала на скорой , как долго ждала очереди на прием. Дежурный доктор направил меня в реанимацию , и уже на следующий день врачи приняли решение об операции. У меня был геморрагический инсульт — произошел разрыв артериальной аневризмы. К моему огромному счастью , это случилось прямо во время операции и поэтому последствия инсульта оказались минимальными. Сама операция длилась около шести часов. Врачи сказали моей маме , что шансы выжить — 50 на 50. Когда мы ехали в скорой , я слышала , как фельдшеры обсуждали , куда меня везти. Кто-то предложил в травмпункт , так как предполагалось , что я просто сильно ударилась во время заезда. Но потом все-таки приняли решение везти меня в городскую больницу № 39 , где есть нейрореанимационное отделение. Там работает великолепная команда врачей , которая спасла мне жизнь. Я благодарна нейрохирургам городской больница № 39 Кравцу Леониду Яковлевичу и Смирнову Павлу Васильевичу. Очень им признательна.

Уже после инсульта я проанализировала свое состояние , чтобы разобраться , как это случилось. И поняла , что у инсульта были предвестники. Так , за несколько дней до Нового года мы с подругами собирались в Европу. Накануне я много работала , накопились стресс и усталость , и хотелось поскорее улететь. 26 декабря я вышла из подъезда с тяжелыми сумками и впервые почувствовала резкую головную боль. Когда села в такси , меня затошнило. Но я не придала этому значения: мол , пройдет. Мысли обратиться к врачам не возникло. Мне хотелось спокойно улететь на отдых. Примерно через сутки меня отпустило: голова уже не болела , но все же чувствовался определенный дискомфорт. Прилетев домой , вышла на мороз — и опять голову пронзила резкая боль , подступила тошнота. После этого случая я обратилась к неврологу. Мне сделали МРТ , но никакой патологии не нашли. Врач решил , что боль возникает на фоне остеохондроза шейного отдела , и назначил курс физиотерапии. А через 2 недели случился инсульт.

Тогда я об инсульте практически ничего не знала. Уже потом выяснила , что у бабушки были инсульт и инфаркт. Правда , ей было на тот момент 72 года. Как и многие из нас , я думала , что со мной этого никогда не случится. Нам кажется , что это где-то , когда-то , но в моей жизни никогда не будет. К сожалению , это случается.

То , что происходило в реанимации , я помню смутно. Помню , что перед операцией нужно было подписать документы , а еще сказали , что необходимо побрить голову. Первая реакция: «Нет!» Меня стали убеждать , что это необходимо , поскольку будут делать трепанацию. Так в одну минуту я лишилась густых и длинных , по лопатки , волос. Меня очень поддержали медсестры , работающие в реанимации: говорили , что такая « стрижка» мне тоже очень идет и обещали прийти пить чай , когда переведут в обычную палату. Во время операции повредили мышцу глаза , и некоторое время он сам не открывался , а при открытии смотрел в другую сторону.

Девушка в саркофаге: как я живу с клаустрофобией и агорафобией

Когда ты помнишь себя симпатичной девочкой с длинными волосами и пухлыми губами , а после болезни видишь в зеркале лысую девушку со шрамом и с закрытым глазом — это тяжело. Но я достаточно быстро приняла ситуацию. Первая мысль при взгляде на себя была такая: «Как хорошо , что у меня маленький нос и правильная форма черепа!» Вторая: «Хочу устроить фотосессию с лошадьми». И потом эта идея меня очень поддерживала.

Для человека , перенесшего инсульт , невероятно важно участие родных. Благодаря сильнейшей моральной поддержке близких я настроилась на выздоровление. В первую очередь хочу сказать спасибо моей маме Ларисе Михайловне. Еще когда я лежала в реанимации , в голове билась единственная мысль: «Мне надо увидеть маму!» И вот как-то я открываю глаза и вижу , что ко мне в палату с улыбкой заходит мама. С этого времени я успокоилась , сказала себе: «Всё будет хорошо!» — это переломный момент в моей борьбе с болезнью.

После инсульта самыми опасными являются первые две недели , когда ситуация может измениться и человек может в любую минуту умереть. Мама постоянно находилась рядом. Она говорила: «Все будет хорошо». Это ее любимая фраза по жизни. Мама смотрела на меня и улыбалась. Конечно , ей было очень тяжело: когда она выходила из комнаты , то плакала. Но потом возвращалась в палату и заряжала меня. Еще мне очень помогали друзья , во многом благодаря их участию я пошла на поправку. Конечно , накрывало полное отчаяние , но по себе знаю , что физическое восстановление начинается тогда , когда ты настроен выздороветь. Позже я познакомилась с девушками , которые тоже перенесли инсульт в раннем возрасте , 26−30-летние. В беседе мы все сошлись на том , что первым делом нужно восстановиться морально.

Самым тяжелым для меня стало сообщение врачей о том , что в ближайшие полгода мне ничего нельзя. Под запретом оказалось всё , что я любила: кофе , тренировки , перелеты , баня , ванна , минимальное присутствие солнца , вождение автомобиля. До инсульта я была человеком с длинными волосами , которому все можно , а тут ты лысая девочка с закрытым глазом , которой ничего нельзя. Когда ты гиперактивный и постоянно куда-то бежишь в потоке дел , очень тяжело принять такие перемены.

Уже в первую неделю после инсульта я спрашивала врача: «Когда меня выпишут? Мне надо на работу , у меня проекты , они без меня не справятся». Даже мысли не возникало , что здоровье важнее. Это понимание пришло позже , когда я начала осваивать новый для себя образ жизни.

После инсульта у меня было легкое онеменение левой руки и небольшая потеря памяти.

Например , я не могла назвать грушу грушей , так как не помнила это слово. Плюс были сложности с формулировкой: начало брала у одного слова , окончание — у другого.

Чтобы скорее восстановиться , я самостоятельно занималась дома: раскрашивала детские раскраски , выполняла какие-то несложные задания. Книги читала и параллельно слушала аудиозапись , потому что визуальная информация не воспринималась. Такая упорная и конкретная работа шла почти два месяца. К сожалению , не бывает , чтобы последствия исчезли раз и навсегда. Даже сейчас , спустя девять месяцев , у меня периодически проявляются « особенности» мышления. Врачи говорят , что восстановление занимает минимум год.

До болезни я возглавляла отдел маркетинговых исследований. Руководителем я стала в 22 года. Моя работа заключалась в решении проблем. По сути я находилась в постоянном стрессе , всегда на связи. Даже дома я практически каждый вечер открывала ноутбук и продолжала работать. Так было всегда: если мне нравилось какое-то дело , я погружалась в него с головой. Причем неважно , работа это или хобби. Это моя личная ошибка. Постепенно усталость и напряжение накапливались. Ко всему прочему я гиперответственный и очень эмоциональный человек. Думаю , в сумме это и привело к инсульту.

Теперь понимаю: если бы не болезнь , то я так и не вырвалась бы из этого потока и работала до сих пор , не испытывая удовлетворения. Теперь понимаю , что в моей жизни был диссонанс: я хотела одного , а делала другое. Хотелось спокойствия , вести размеренную жизнь и ходить в театр , но я постоянно куда-то бежала , что и привело к таким последствиям.

Я благодарна инсульту за то , что он произошел. Болезнь заставила меня переоценить многие вещи. Я обрела спокойствие. Теперь мне не хочется так отчаянно « рвать» какую-либо работу. Могу « без дела» проводить время , смотреть фильмы , не заглядывая в телефон , просто отдыхать , расслабляться. Теперь я понимаю , насколько ценна сама жизнь. Важно получать эмоции , любить близких и уделять им время , надо путешествовать , знакомиться с новыми людьми , развиваться осознанно и гармонично.

Такое перестраивание тяжело мне дается. Я всегда была человеком , которому нужно всё сейчас и сразу. Попусту терять время для меня совершенно недопустимо. Сейчас я понимаю , что какие-то моменты нужно отпускать и не придавать большого значения негативным ситуациям. Главное — принимать себя такой , какая ты есть , а переживания направлять , например , на добрые дела. Теперь я учусь беречь себя. Мне дан урок , и хватило одного раза. Надеюсь , больше меня учить не станут.

В период восстановления после инсульта иногда казалось , что больше ничего хорошего в жизни не будет , что я никогда не создам семью. Это естественно. Но я настроила себя , что это лишь этап и все пройдет. Сегодняшняя Дарина более улыбчивая , не такая упорядоченная , более расслабленная , более творческая и открытая. Что еще? А , да , у меня появился шрам , и я стала блондинкой , хотя раньше об этом и думать не хотела. Теперь понимаю: ни от чего нельзя зарекаться. Сейчас потихоньку начала заниматься спортом , отращиваю каре , веду « Инстаграм» и ищу дело по душе. Как говорит мама , «тебе можно всё , только аккуратно».

Читайте также:  Какие обезболивающие можно принимать при инсульте

Тем , кто пережил инсульт и восстанавливается сейчас , хочу сказать — не отчаивайтесь. Заряжайте себя хорошими эмоциями , смотрите на людей , которые победили болезнь. Если у вас не будет нужного морального настроя , у вас ничего не получится. Ищите поддержку у своих близких. Общайтесь с людьми , которые заряжают вас на позитив и говорят , что все будет хорошо. Не ленитесь , занимайтесь , проверяйте себя на прочность — каждый день делайте чуть больше , чем вчера. За это вам обязательно воздастся сторицей. Всем читателям желаю крепкого-крепкого здоровья.

источник

Магаданцам дали возможность вступить в кооператив в небольшом промышленном городке на Украине. Радость жителей Колымских поселков не имела границ! По много лет они провели на Колыме не по своей воле. Года в заключении, года на поселении, года не дающие права даже на переписку с родными. А Родиной многих колымчан была Украина. На Севере они и семьи свои создали, и детей родили, и вырастить их там успели. Но тоска по родному краю поселилась в душе накрепко.
По праздникам на Колыме в художественной самодеятельности пелись украинские песни, танцевали украинские танцы и читали стихи со сцены тоже на украинском языке. А в повседневной жизни все были русские!
Жили одной дружной семьей. И те, кто приехал на Колыму на работу и те, кто не по своей воле там оказался. Нам, детям, Север был самым родным местом в этом мире. Потому, что вокруг нас было добро, мир, любовь. Ни алчности, ни злобы, ни зависти мы не знали. Люди вокруг нас сохранили, несмотря на очень трудную жизнь, все свои самые хорошие качества. Трудолюбие, любовь к ближнему и доброта помогли им выжить в этом Колымском краю.
И вот появилась возможность переселиться на Родину. Магаданская область большая и поселков много. И дети уже выросли и разъехались с Севера кто куда. А родители так и оставались там. А теперь из каждого поселка по нескольку семей приобрели квартиры в новом доме в Украинском городе. Дом выстроили длинный на восемь подьездов. Со всех поселков и с самого Магадана счастливые северяне переехали, наконец то, в теплые края.
Мои родители из Карамкена и еще много семей из Карамкена, кто то из Палатки, кто с Атки, кто из Усть –Омчуга. Как там были одной семьей, так и новом доме стали одной семьей. Местные жители назвали этот дом ЗОЛОТИНКОЙ. Таксистам не надо было адрес говорить. Достаточно, сказать, что ехать к Золотинке. Местные жители так прозвали этот дом потому, что, в их понятии Магадан – это золото. Хотя настоящие колымчане даже не все и кольцо то золотое видели, не говоря уж , о каком то золотом песке.
Мы старались каждый год приезжать к своим родителям. Было ощущение, что приехали не на Украину, а в свой колымский поселок. Все свои, знакомые. На скамеечках сидят люди, которых я знала всю свою жизнь. В магазине, так же в очереди все свои знакомые.
Если я иду за молоком в магазин, то знаю, что домой приду не раньше чем через два часа. Хотя магазин в двух шагах от дома. Со всеми надо остановиться , поговорить. Рассказать про себя, и спросить про детей, которые были мне подругами и друзьями. И уже про детей моих друзей и подруг.
А вечером на душе так хорошо, повидалась со своими, поговорила, узнала, передала приветы.
Каждый год омрачало только одно. Очень быстро магаданцы уходили из жизни. Так мало времени им дала судьба, что бы в полной мере получить долгожданную радость от жизни на своей любимой Родине. В каждый свой приезд мы уже быстрее доходили до магазина и назад. Уже меньше наших земляков сидело на скамеечках у своих подъездов. И самой актуальной темой стал разговор о том, кто же будет следующий. Все уже давно обговорено. Все про всех уже знают, и про детей и про внуков. И про правителей и про цены на продукты. Только одно неизвестно для всех – кто следующий?
Уже и отца моего не стало и еще многих других отцов. Почему то, мужчины наши не выдерживали, сдавались судьбе быстрее, чем женщины. Может, не могли найти применения своим рукам, мозгам, силе. Женщина везде себе найдет работу, и убирать и готовить, и магазины, и разговоры. А мужик потерялся!
Мама в Карамкене, была всегда занята общественной работой. Различные женсоветы, товарищеские суды, и просто кому то помочь. У нас дома всегда кто — то жил. Какие — то дети, у которых родители или загуляли, или в тайге. У кого — то ремонт в квартире, тоже живут у нас. У кого — то трубу зимой прорвало, тоже у нас. Вот и в новом доме на Украине, жизни другой у нее нет. Кому то деньги дать, кому советом, нашу маму хлебом не корми! Дай только возможность кому то, чем — то помочь. Она только этим и живет. Это ее питает, дает ей жизненный потенциал. Сколько раз мы пытались забрать ее к себе! Натыкались на категоричный отказ. У нас она не чувствовала полную свободу. Даже кушать приготовить ей редко удавалось. Мне все время хотелось ее отправить отдохнуть, а все сделать самой. Я не могла допустить, что бы мама у меня стирала, убирала, у плиты, в жару на улице, стояла. А такая жизнь, ее не устраивала. У нас она не чувствовала свою нужность. А быть кому нибудь необходимой – это у нее являлось смыслом жизни.
А нас, детей, у нее пятеро. Она для всех все успевала. И нам и тому парню! Каждому из нас пару раз в месяц приходили украинские посылки. Сестре е в Якутию. Мне в Казахстан. Сестре в Белоруссию. Сестре на Дальний восток и брату тоже в Якутию.
Как она все успевает — для нас загадка?
Потом стали посылки приходить подписанные рукой маминого соседа – холостяка. Жил он через стенку от мамы. Мама ему, то котлет, то борща, то пирожков. А он от мамы посылки носил на почту и отправлял.
И вот в очередной наш приезд случилась беда! Мы приехали из Казахстана к маме летом в отпуск. Мы – это я и двое моих детей. Дочь 1, 5 года и сын 12 лет. А у мамы давление высокое. Таблеток много, везде лежат, но не помогали. В больницу она не обращалась. Лечилась сама.
— Никому мы в больнице не нужны, бросят в коридоре на топчане на произвол судьбы. Видимо такие примеры были. Поэтому наши старики не хотели обращаться туда.
Ночью мама встала в туалет и упала. Я ее положила на кровать. Что с ней? Она молчит. Со мной не разговаривает. Что такое ИНСУЛЬТ я не знала. Я в то время и слова такого не слышала. Утром она еле — еле со мной поговорила. И я вызвала врача. Врач сказала – инсульт! Инсульт правой стороны. Рассказала мне, что это такое. От ужаса, что произошло с моей мамой, меня тоже чуть инсульт не хватил.
— Она у вас теперь ребенок. Это не взрослый человек, понимающий, что происходит. Поэтому вы должны к этому подойти со всей ответственностью. Вам надо научиться себя с ней вести, как с ребенком. Не обижаться, не потакать ее капризам. Выбросить из головы, что она взрослый человек, что она ваша мать. Перед вами беспомощный ребенок!
В это же день я и сама уже убедилась, что действительно мая мама – это беспомощный ребенок. Все основные черты характера, которые равномерно были распределены по всему ее телу, резко перекочевали в голову, там сгруппировались и крепко укрепились. Она любила гулять, что — то руками делать, а сейчас ее конечности желаниям не подчиняются. Она, просто самозабвенно, любила своих детей, внуков. И эта любовь сейчас прочно оккупировала все ее сознание. Любовь и потребность что — то делать для кого — то. Поэтому и днем и ночью она звала меня и пыталась внушить, что бы я следила за детьми, потому, что может, что — то случиться с ними страшное. Напоминала мне о том, что бы я не забывала их кормить и сама кушала, тепло одевалась и одних детей на улицу не выпускала. От себя ни на минуту не отпускала и, в то же время требовала, постоянного пригляда за детьми. Два дня я такую жизнь выдержала, а дальше села и стала думать, что делать? Я выдержу, но мои дети ничего не понимают. Сын хочет на речку купаться и загорать, дочь надо вывести на улицу гулять. Но мама была спокойна только тогда, когда мы все были в поле ее зрения.
И еще у нее появился дикий страх умереть. Просто не выносимый! Если раньше о смерти она разговаривала всегда спокойно, то теперь даже мысль о кончине, приводила ее в состояние сильнейшего возбуждения. А ей надо было быть спокойной. Иначе улучшения здоровья не видать. Каждый час и днем и ночью ей казалось, что умирает. Криком звала меня и требовала вызвать скорую помощь. Двое суток я так и делала. Сразу звонила в больницу и вызывала неотложку. Мне тоже казалось, что она умирает, и я очень пугалась. В больнице от моих звонков всех уже просто трясло. И через два дня со мной по телефону разговаривали уже не спокойно, а криком.
Но маму перевозить в больницу было нельзя. Хотя бы одну неделю, ей надо отлежаться. Я возмущение врачей вполне понимала, у них и без моей мамы море проблем. Но себя перестроить и превратиться из дочери в грубую сиделку я не могла. А выхода другого нет!
Поэтому я стала с мамой разговаривать, уже не охая и ахая, а приказным тоном. Хотя это удавалось мне в великим трудом. Маму свою мы все любили и не думали, что когда нибудь будем на нее покрикивать. По телефону мои сестры учили меня, как надо себя вести и что делать.
Мы уже знали, что инсульт быстро не лечится. И маму оставлять одну уже не придется никогда. Но у всех своя семья, работа. И ехать на Украину жить рядом с мамой небыло возможности. Поэтому, подумав, мы решили ее забрать к кому нибудь, после того, как пройдет первый этап ее лечения.
Сейчас говорить об этом с ней не хотели, прекрасно зная ответную реакцию.
Забрать маму к себе решила наша старшая сестра. Забрать – это значит увезти в Якутию. Условия жизни у нас у всех хорошие и маме у любого было бы хорошо. Но начать решили с Аллы. После двух месяцев лечения я и Алла повезли ее на поезде.
Она уже сама поднималась и понемногу ходила. Но правая сторона была обездвижена. Рука и нога не поднимались и не подчинялись.
Уезжать из дома она категорически не хотела. Были и истерики и приступы. Мама требовала, что бы мы жили у нее и с ней. Никакие оправдания, что у нас семьи, дети, работа не принимались в счет. Маленький очень проблемный ребенок. Но за два месяца такой жизни мы научились пресекать на корню разные мамины капризы. Нам было ее безумно жалко. В голове постоянные сравнения как было до… И как стало после…
Маме освободили отдельную комнату, поставили ей телевизор. Но требование мамы присутствия врачей рядом и круглосуточно было постоянным. Уже и якутская больница через неделю приезда мамы вся стояла на ушах!
Но как то, в один момент все здание больницы сгорело. Сгорело полностью. И наша мама осталась без медицинской помощи. Алла решила с ней серьезно поговорить.
— Мама, больница вся сгорела! И твое выздоровление, только в твоих руках. Захочешь и будешь здорова. Будешь устраивать истерики – приедет к тебе врачи, сделают укол, да такой, что твое сердце не выдержит – и все! Больницы у нас нет, а больных много. Врачи не имеют возможности к тебе постоянно приезжать. У них тоже терпение не безграничное.
-Вези меня тогда назад, ко мне домой, там есть больница!
— Нет! Я тебя только тогда отвезу, когда ты сможешь сама себя обслуживать. С тобой там никто из нас жить не будет. Тебе надо научиться обходиться без врачей, без помощи по уборке и приготовлению еды. И в магазин тебе надо самой ходить.
Алла так ей сказала, что бы хоть немного успокоить. Но мама ее слова приняла как единственную возможность уехать к себе и жить так, как она привыкла.
С этого дня требования приезда врачей прекратились. Несмотря на такую болезнь, мама сумела в себе почти полностью уничтожить страх смерти. И оказалось, что, как только она перестала этого бояться, у нее прекратились боли в сердце, головокружения. Нормализовалось артериальное давление. Слова больница и врачи она выбросила из своей разговорной речи совсем.
Теперь с утра мама начинала массировать руку, ногу. Стала ходить по комнатам, просто так, лишь бы двигаться. Попросила Аллу купить ей тетради и ручки. Часами она училась писать своей недвижимой рукой. Начала, по мере своих сил, помогать Алле. Убирать дома, стирать мелкие вещи в тазике, разрабатывая при этом руку. Посуду она тоже пыталась мыть, но в первые, же три дня почти всю разбила. Поэтому, затею с посудой, пришлось отложить до лучших времен.
Первое свое письмо, после приезда в Якутию, мама отправила своей соседке уже через месяц. Прочитать, что там было написано, оказалось не легкой задачей, но факт, что мама написала его сама – был большой ее победой. Каждое письмо читалось уже лучше предыдущего. Десятки тетрадей были исписаны мамиными каракулями. К приходу Аллы с работы, мама чистила картошку. Первое время все руки были изрезаны, но постепенно она наловчилась удобно держать ножик в руке.
Что бы она ни делала, и утром, и днем, и вечером желание поскорее вернуться к себе домой подталкивало ее на новые методы разработки своей правой половины тела.
— Мама, ну что тебя так тянет к себе домой? У тебя здесь все есть. В холодильнике чего только не лежит! Телевизор рядом. Мы с тобой всегда рядом. Любим тебя, все делаем, что ты захочешь. Ну, что ты так себя изводишь? – Никак не могла понять Алла.
-Ты, ничего не понимаешь! Вот у тебя твоя семья, вся, рядом! Ты живешь в своей квартире и делаешь все, что сама хочешь. А я лишена всего этого. У тебя очень хорошо! Но это все не мое! Мое там…! И я больше всего на свете хочу домой, к себе домой!
Почти каждый день она отправляла кому то письма и так же часто сама получала их. Для мамы эти письма были единственной радостью в далекой Якутии. И мне она писала в Казахстан. Я тоже вначале не могла разобрать ее писанину. Но каждое письмо писалось уже более разборчиво.
Когда мы забирали маму с Украины, врач говорил нам, что бы мы скорого выздоровления ее не ожидали. Люди идут к этому годами, при хорошем уходе.
Но уже весной наша мама все могла делать сама. И кушать приготовить, и постирать, и посуду помыть. Даже письма писать она могла вполне разборчиво.
У Аллы отпуск был намечен на конец мая. И мама так ждала этого дня! На календаре она отмечала каждый прошедший день и считала, сколько еще осталось до долгожданного момента.
Алла очень переживала за нее, что она может не вынести такого ожидания. Несколько раз в день мерила ей давление, следила за приемом лекарств. О том, что бы кому то из нас забрать маму к себе, не могло быть и речи. Она бы такого уж точно не вынесла. Поэтому из двух зол мы выбрали наименьшее. Решили отвезти ее домой. А там договориться с соседями, что бы присматривали. Нанять женщину, что бы помогала. И сами будем ее почаще навещать.
Как мама радовалась, приехав, наконец то, к себе домой, я даже не хочу писать. Таких слов просто нет! О том, что у нее только недавно был тяжелый инсульт, напоминала клюшка, стоящая в коридоре. На улицу мама выходила теперь с ней.
Жизнь обрела для нее новый смысл. Ведь все познается в сравнении. Теперь она ужасно боялась второго инсульта. Стала к своему здоровью относиться более внимательно. Но, самое главное, ни одного звонка в больницу. Ни жалобы на здоровье, ни страха! Она поняла, что страх – это новая болезнь с новыми и уже необратимыми последствиями.
Алла пробыла у мамы не долго. Мама очень устала от опеки. Хотела жить одна и только одна!
Через месяц приехала я, но тоже не надолго. Главное убедиться, что у мамы все в порядке. Что она вполне сама справляется со всеми своими делами. Никаких помощников дома ей не нужно и никаких чужих женщин в своей квартире, что бы хозяйничали, она не терпит.
Осенью ей стало немного нездоровиться. И сестра Майя, живущая в Минске забрала маму к себе. У сестры тоже больное сердце и она перенесла две операции. Поэтому частенько у нее бывали сердечные приступы. Двое больных в одном доме – это конечно, перебор! И мама уехала снова к себе.
Сосед мамы, Анатолий Николаевич, очень скучал без нее. Он никогда не был женат, не имел семьи. Не находил общего языка с женщинами. А с мамой они очень подружились. Могли часами разговаривать, вспоминали общих знакомых, свою жизнь на Колыме. Маме доставляло большое удовольствие угощать его обедами и ужинами. Тем более, что Анатолий Иванович не был избалован женским вниманием. Даже ключи от квартир и у мамы были его и у него были от маминой квартиры. Утром они слышали, как хлопают двери друг у друга. Значит, кто — то выходит на улицу. Абсолютно точно знали дома ли соседи или вышли куда — то.
Второго марта Анатолий Иванович утречком, как обычно, позвонил маме в дверь. А там — тишина. Но она не выходила на улицу. Он знал это точно. Бегом за ключами, открывает дверь. Мама лежит на диване без сознания. Скорее скорую помощь! Анатолий Иванович сам, чуть не теряет сознание от страха за нее. Неотложка приехала быстро. Соседи помогли на покрывале вынести маму в машину.
Врачи ее хорошо помнили. Помнили, как она их донимала год назад. Привезли в больницу, положили в коридоре. Оказывать первую помощь не торопились. У них была очень хорошая память. Вспомнили все мамины вызова, как они ее не любили. Как она их замучила.
Пробегали мимо нее, всем было некогда. Она пыталась, кого -то позвать, что -то сказать. Что — то спросить. Но к ней подходили только такие -же больные, которые ничем помочь не могли.
Так и не дождавшись помощи, наша мама умерла. Пальцы ее были так сжаты в кулак, что ногти врезались до крови. Маме видимо было очень больно!
Я прилетела в этот маленький промышленный украинский городок утром следующего дня. Я первая из своих родных зашла в мамину квартиру.
На столе были разложены фотографии всей жизни нашей семьи. А сверху лежала справка о смерти нашего отца, на которой стояла дата так же второго марта. И в этот же день у моей сестры была остановка сердца. В больнице ее сердечко долго пытались завести и уколами и фибрилллятором. К счастью врачам это удалось. Майя будет жить!
Материнское сердце остановилось в момент остановки сердца дочери. Но к счастью рядом с сестрой оказались очень ответственные, грамотные врачи. А рядом с мамой никто из таких людей не остановился. Она всю сою жизнь прожила помогая всем. У нашей мамы был инфаркт. Мне потом патологоанатом сказала, что сердце было взорвано изнутри на мелкие кусочки.

Читайте также:  Центр реабилитации после инсульта таганка

источник

Здравствуйте, читатели блога. Сегодняшняя статья отличается от остальных. В ней я расскажу о личных проблемах, о тех испытаниях, которые мне недавно подбросила жизнь.

Дело в том, что у моей мамы случился инсульт. Для меня это был удар, к которому я не был готов. В последнее время я занимался саморазвитием, изучением, того как стать здоровым и счастливым, много собирал информации о том как лечить болезни традиционными и нетрадиционными способами. Пропагандировал и сам следовал здоровому образу жизни, помогал людям. И не уберег родную мать.

Конечно, я ее предупреждал о проблемах, которые у нее имеются. Но не думал, что зайдет так далеко. Она мне просто не поверила и не хотела следовать моим рекомендациям. Но мне нужно было быть понастойчивее, убедить ее. У нее было высокое давление и сколько ее помню, она мучилась шейным остеохондрозом. Я знал, что одна из основных причин гипертонии это зажатость кровеносных сосудов вследствие остеохондроза. Предлагал ей заняться своей шеей, в частности выполнять специальную гимнастику. Благо на пенсии время предостаточно. Она не верила в гимнастику и не хотела ее делать. Думала, лекарства решат ее проблемы. Я пока не стал настаивать, думал, поговорю об этом позже, потом попытаюсь убедить ее. Не успел.

Случился инсульт. Да, она осталась жива, но я прекрасно понимаю, что такое инсульт, какие могут быть последствия и что следующий удар может случиться в любое время. Я сильно переживал по этому поводу и впал в уныние.

Многие скажут, ну что в этом такого, нужно смириться с тем, что в пожилом возрасте всякое бывает, наши родители болеют и уходят. Да, но у меня с матерью очень сильная энергетическая и духовная связь и ее боль по тонким связям передалась мне. Я сам почувствовал ее переживания, сожаления, тяжесть и туман в сознании, непереносимый страх смерти. Также я винил себя за то, что ничего не смог сделать, хотя знал, как ей помочь.

Мне было очень тяжело. Скажу честно, это было одно из самых сильных переживание в моей жизни. Наступила депрессия, которая когда-то была уже у меня, и я думал, что она никогда больше не вернется. Так продолжалась несколько дней.

Но потом все же осознание, сила духа проснулись во мне, и я взял себя в руки. Вот тут я в очередной раз четко ощутил, какую благодатную роль играют в нашей жизни занятия медитацией, развитие осознанности и накопление личной силы. Можно сказать, они вытащили меня из этого болота. Это будет интересно тем читателям, которые читают про медитацию, занимаются ее или хотят заняться, но не понимают, что она может дать. А дает она многое и в этот раз она меня снова спасла. Вернее спасла осознанность, которая нарабатывается в медитации.

Страх, злость, вперемешку с беспокойством и другие отрицательные чувства, которые я испытывал в первое время, на самом деле продуктивны. Они нужны человеку, чтобы заставить его шевелиться, что-то делать, находить выход. Но наша психика усиливает эти чувства во много раз, накручивает, строит в голове неприятные сценарии развития, приводя к непереносимой душевной боли.

Если бы я много лет не занимался йогой и медитацией, эта боль поглотила бы меня. Я бы впал в долгую депрессию, перестал что-либо делать, натворил бы каких-нибудь глупостей, поссорился бы с женой и детьми, а также уж точно приобрел какую-нибудь болезнь тела или даже психики. Я бы просто сошел с ума.

Да, со временем бы боль утихла. Время, как говорится, лечит. Но все же такие потрясения оставляют свой след в теле или в психике. Обычно человек после сильных потрясений в жизни приобретает хроническую болезнь или оставляет в своей душе камень, который будет по жизни тянуть его на дно.

У меня этого не произошло. Когда все это случилось, конечно, в первые дни душевная боль и депрессия поглотили меня. Но потом случилось необычное переживание и внутри что-то переключилось. И это произошло как бы само по себе, сознание само вышло на другой режим, я лишь своим намерением позже помогал ему. Это тренированное осознанность взяло вверх над болезненными чувствами.

Просто в какой-то миг сознание вспомнило, что может отделяться от любых проявлений психики. Чувства, эмоции, мысли не есть мы. Мы что-то большее. Высшее сознание способно быть отрешенным, ясным наблюдателем. Внутри нас всегда есть душевный покой, умственная тишина, приводящие к трезвому, спокойному взгляду на мир. Мы просто в повседневности сливаемся с продукцией психики, не замечая это высшее сознание, наше настоящее я.

Мое сознание как бы отделилось от той душевной боли, которая затмила мой разум и сердце. Конечно, боль не отступала. Она пыталась забрать мое внимание, и я это наблюдал. Я видел, как мое внимание поглощается всеми отрицательными чувствами и эмоциями, как сознание из-за этого сужается. Как тело остро и болезненно реагирует на стресс, приводя внутри к зажимам, блокам, будущим болезням.

Все это во мне было, оно не исчезло, боль разрывала меня изнутри. Но теперь я за всеми этими процессами наблюдал. Я был не участник, я был зритель. Я наблюдал, как осознание боролось с эмоциями. Это как бы была даже не борьба, а смена состояний сознания.

Боль и замутненность, узость сознания сменялись незначительными проблесками ясности сознания, трезвым взглядом на вещи, спокойствием и расслаблением. Все это продолжалось несколько дней. Затем осознание все же взяло вверх, и я отпустил боль. Я успокоился. Я перестал бороться с ситуацией внутри себя. Смирился с тем, что у мамы случился инсульт, принял истинное положение дел.

Только после этого голова прояснилась, я взял себя в руки и стал думать. Я понемногу начал набирать информацию, стал читать про инсульт, что нужно делать, чтобы избежать повторного приступа. Первое что я нарыл, подтвердили мои догадки. Одна из причин инсульта это зажатость кровеносных сосудов в шеи из-за остеохондроза. Врачи об этом не говорят. Также есть другие причины, с которыми я также буду разбираться.

В общем, я составил для себя план действий. Буду поднимать маму на ноги, делать все, чтобы повторного приступа не было. Появилась энергия к действию, решительность. Я понял, что это урок, который я должен пройти, чтобы чему-то научиться и стать сильнее. Видите, как развитие осознанности в медитации помогла мне.

Если бы не она, я бы впал в депрессию, опустил бы руки, не смог бы адекватно читать информацию об инсульте (поначалу читая, меня просто сжимало и выворачивало) и уж точно заработал бы себе гастрит или другую болезнь. Я чувствовал, как сжимается желудок и также не мог есть. А кушать при стрессе это прямая дорога к гастриту, язве и даже к раку. Так что друзья мои, занимайтесь медитацией. Она в любом случае улучшит вашу жизнь.

А сейчас я пока оставил многие свои дела, также пока нет творческой энергии, писать серьезные тексты. Поэтому книгу о йоге, писать, которую многие ждут, я прекратил. Извините, надеюсь, в скором будущем продолжу работу. Над сайтом работать нужно, иначе Яндексу это может не понравится, но на серьезные статьи на тему саморазвития нет пока творческих сил. Буду пока писать общие статью про здоровье. Также планирую написать что-нибудь про инсульт, пока набираю информацию. Врачи, к сожалению, многое не говорят, да и сами не знают.

Вот такие дела. Я излил вам душу и мне стало легче.

Спасибо, что прочитали до конца.

Когда я вез маму в больницу, внутри все перевернулось, и я почувствовал взгляд смерти. Почему-то сразу вспомнилась песня Шевчука «Беда». Предлагаю вам ее сегодня послушать.

Берегите своих близких, делайте им добро. Обычно мы понимаем, как сильно мы их любим, когда они уходят от нас. Банальные слова, но начинаешь их понимать по-настоящему, когда сам через это проходишь.

источник